Архив для категории: Боевик

Николас Блейк «Дело мерзкого снеговика»

Великие морозы 1940 года наконец канули в прошлое, и началась вселенская оттепель. Целых два месяца бескрайние плоские равнины с затерявшейся на них Истерхем-Мэнор были покрыты лишь однообразной снежной гладью, расстилавшейся во все стороны и сколько хватало глаз, а старые межевые столбики, превратившиеся в волшебные фигурки, стояли теперь причудливые, молчаливые. Сквозь морозные узоры на окне детской Джону и Присцилле Ресторик открывалась новая картина, как в миле от них деревушка Истерхем постепенно пробуждается к жизни от этого снежного заколдованного сна. То был край ровных плоских полей и продуваемых всеми ветрами, неогороженных дорог; край редких деревень, заносимых крепкими вьюгами, обрушивающими на деревенские дома всю свою накопленную за долгую зиму ярость. Погребенный под сугробом Истерхем был начисто стерт с лица земли, выкопать в снегу коридоры от задних дворов до единственной улицы никак не получалось – их упорно заваливало снегом. И вот уже Истерхем превратился в изрытую недоделанными ходами белую пустыню, а снег сползал с красных черепичных крыш, превращаясь в желтоватую грязь под ногами крестьян, и целыми шапками сваливался с ветвей вязов у дома викария – и их кроны, испокон веков венчавшие далекий деревенский пейзаж, уже снова возвышались над знакомыми земельными наделами в зияющих тут и там прорехах, опять, как раньше…
Но Джона и Присциллу деревня интересовала мало. Со свойственной своему возрасту напряженной серьезностью они внимательно рассматривали стоящего у окна на лужайке снеговика.
– Королева Виктория будет низложена, – пробубнил Джон, любивший подхватывать у старших всякие пышные словечки и с важностью пускать их в ход. Он специально говорил это слово sotto voce, потому что знал, что отец не совсем его одобряет. Ну да, все ясно – опять то же самое, что «потаскуха» и «чертовски»! Такие слова очень даже позволены Шекспиру и взрослым, а детям их почему-то произносить не пристало. Во всяком случае, гостивший в доме приятель его матери Вилл Дайке однажды во время ленча сказал именно так, и отец полуприкрыл глаза, всем своим видом изображая негодование, которое, как всегда, болезненно отозвалось в душе у Джона, негодование оскорбленного безразличия под названием «не-при-детях».
– Королева Виктория будет низложена, – снова промычал Джон, смакуя слово на языке и глядя, как следующая порция снега съехала по мертвецу-снеговику.

Сергей Шкенёв «Спецназ Его Величества Красная Гвардия «попаданца»»

Тишина над Волгой, только слышно, как перекликаются часовые на заякоренной поодаль от берега барже. На песке сохнет бредень, и дымок от разведенного бурлаками костра щекочет ноздри, обещая уху из мелких судачков да пары здоровенных язей. А что глаза щиплет, так и перетерпеть можно, чай, в походе, не дома у печки. Славный и спокойный вечер после трудного дня. Где-то на перекате бьет жерех, обнаглевшая чехонь устраивает драку из-за брошенной в воду хлебной корочки, солнце садится за горы… Ничего, все равно его утром рано заволжские мужики обратно на небо баграми вытолкают.
– Красное-то какое. – Александр Федорович Беляков поправил над углями прутик с насаженным куском колбасы. У начальства свой костер, это только уха общая. – Все от грехов наших.
Капитан Ермолов, заросший бородой и давно не стриженный, более похож на разбойника из песен, чем на офицера. Качает головой:
– А я вот слышал, будто вечерами ангелы жгут надоедливые молитвы, скопившиеся за день. А на утренней зорьке – ночные.
Беляков поежился и покосился на бурлаков, расположившихся шагах в тридцати – не слышат ли?
– От таких слов Соловками да Тобольском веет.
– Может быть. – В огонь полетел найденный на берегу обломок доски. – Только я думаю, что лучшая молитва – делом.
– Это точно, – согласился Александр Федорович. – Дел-то мы немало наворотили.
Обоим было чем гордиться – на барже, аккуратно упакованное и опечатанное, лежало золото. Не те крохи, что с боем вытрясли из втихомолку добывающих его диких старателей, а много и сразу. Россыпи на Южном Урале дали баснословный выход – более фунта песка с таракашками самородков при промывке ста пудов породы. Так не бывает, но так оно и было. Если очень нужно, то почему бы не случиться чуду?
Позади остались и мерзкая осень с бешеной спешкой управиться до морозов, и лютая голодная зима в землянках… Дрова, привезенные черт знает откуда… промывки растаявшей снеговой водой при свете масляных плошек… Ломались железные пешни и ломы, высекавшие искры из застывшего грунта, – люди выдержали. У людей цель, которой нет у бездушного металла.

Эдгар Райс Берроуз «Боксер Билли»

Билли Байрн – дитя улицы западной части Чикаго.
От Холстеда до Робей и от Большой авеню до самой Лэк–стрит едва ли найдется хулиган, которого бы он не знал по имени. И столь же блистательны были его познания по части полицейских и сыщиков, хотя они и давались ему нелегко.
Он получил первоначальное воспитание в переулке, на который выходили задворки продуктового склада Келли. Здесь обычно собиралась ватага подростков и взрослых парней в те часы, когда они не были «заняты»; а так как Брайдуэлл – единственное место, где они «работали» дня два в неделю, то свободного времени у них бывало хоть отбавляй. Общество было разнообразное; тут были и карманные воры, и мелкие жулики уже с некоторым прошлым, и те, которые еще только готовились стать на этот путь, все озлобленные и сварливые, готовые оскорбить первую встречную женщину или завести ссору с прохожим, который казался им не слишком сильным.
Настоящая «работа» бывала только по ночам. Днем они все сидели в вонючем переулке позади продуктового склада и дули пиво из старого оловянного ведра.
Скучный вопрос о труде, заключавшемся в том, чтобы относить пустое ведро в ближайшую пивную и приносить его обратно полным, безболезненно разрешался бессменным присутствием кучки мальчишек, которые с восхищением и завистью любовались на этих героев их детского воображения.
Билли Байрн с шести лет удостоился чести таскать пиво «благородной компании». Тут–то он и приобрел свои первоначальные познания жизни. Он был знаком лично с великим Эдди Вельч! Он своими собственными ушами слышал рассказ Эдди, как он угробил шпика в нескольких шагах от двадцать восьмого полицейского участка!
Период первоначального воспитания длился у Билли до десятилетнего возраста. К этому времени он уже полегоньку втянулся в работу; сперва он отвинчивал медные дверные ручки и краны в пустых помещениях и продавал их знакомому скупщику в грязной лавчонке на Линкольнстрит около Кинзи. Скупщик надоумил его на более крупные операции, и в двенадцать лет Билли попробовал свои силы на кражах из товарных вагонов, стоящих на запасных путях по Кинзи–стрит. С этого же времени он уже начал находить удовольствие запускать кулаком в челюсть своих товарищей. Все раннее детство его было сплошной дракой с уличными мальчишками, но первый серьезный бой произошел, когда ему было двенадцать лет. При дележке прибыли за проданный «товар» у него возникло недоразумение с другим участником этого дела.

Владимир и Татьяна Сотниковы «Операция «Джеймс Бонд»»

Сколько раз Венька намеревался купить себе новый будильник! Или еще лучше собраться с силами и поискать старый, столетний. Если, конечно, то пузатое чудо перевезли с прежней квартиры и оно сохранилось где-нибудь на антресолях.
Но каждый раз находились более интересные дела, поиски старого будильника откладывались до лучших времен, и Венька вспоминал о своих намерениях только в тот момент, когда вечером ставил будильник на пол у кровати. Или когда по утрам раздавался мерзкий электронный сигнал, напоминающий автосигнализацию. Если не проснешься под «тиу-тиу», то уж точно вскочишь как встрепанный под «бзы-бзы-бзы». А финальное «вай-вай-вай» покойника может разбудить!
Сегодня будильник на разные лады надрывался наперебой с «Эрикссоном». Сквозь сон Венька пару минут прислушивался к истошным воплям навороченной техники. Потом решил, что здоровье дороже, чем природная лень, и, не открывая глаз, нашарил на ковре мобильник.
– Венечка, – прозвучало в трубке, – доброе утро! Ты не забыл?
– У-у… – пробормотал Венька. – Хай, Маша. Не забыл.
Чего он там не забыл – спросонья не вдруг сообразишь. Но раз даже Маша об этом помнит, значит, ему сам Бог велел.
– Тогда встава-ай, – прощебетала трубка. – Встава-ай, Венечка, восемь часо-ов! Двадцать шестое июня! Последний экзамен!
Ага, вот в чем, значит, дело. Извилины нехотя зашевелились в Венькиных сонных мозгах. Смешно, однако, когда Маша начинает строить из себя предусмотрительную мамашу!
– Маш, я же во второй группе, – пробормотал Венька сквозь зевок. – На букву «сэ». До двух часов проснусь, как думаешь?
– Да-а? – удивленно протянула она. – А мне почему-то показалось… Ладно, Венечка, поспи тогда еще часок!
Можно было бы заметить, что, когда кажется, надо креститься. Но, во-первых, он же и сам собирался проснуться пораньше. А во-вторых, обижать Машу все-таки не за что. И правда ведь заботу проявила. Хотя можно, конечно, быть посообразительнее и помнить, в какой половине алфавита находится буква «с».

Михаил Луговой «Горячая весна 2015-го»

Еще вчера Василий Царев и его друзья принимали участие в митингах оппозиции и до хрипоты спорили о будущем России, а сегодня они уже солдаты, готовые защищать Родину до последней капли крови. Ведь на пороге стоит Третья мировая. Американские войска вторглись в Калининградскую область. «Звездно-полосатые миротворцы» были уверены, что благодарное население с радостью встретит своих «освободителей». Но «эти сумасшедшие русские», как всегда, не захотели играть по чужим правилам. Уже выруливают на взлетные полосы стратегические бомбардировщики, уже сдвигаются крышки ракетных шахт. Мир на грани ядерного Апокалипсиса, и перейдет ли он эту грань – зависит от мужества Василия и других русских солдат.

Шон Блэк «На крючке»

Порнозвезда Рейвен Лэйн – одна из самых желанных женщин Америки. При такой работе она уже привыкла к назойливому вниманию со стороны поклонников, преследователей и других темных личностей. Но одно дело – слать цветы и драгоценности, и совсем другое – оставить в багажнике ее машины обезглавленный труп, сопровожденный запиской: «Я сделал это для тебя». Не надеясь на защиту со стороны полиции, девушка обращается к Райану Локу – некогда военному, а ныне независимому специалисту по корпоративной и личной безопасности. Он берется защищать девушку, хотя она явно знает о происходящем куда больше, чем рассказала ему…

Пролог
В конце каждого месяца Берт Эли поднимался на час раньше обычного, в темноте, чтобы не будить жену, нащупывал одежду, забирался в раздолбанный «Шеви Импала» и проезжал восемнадцать миль от своего дома в Ван Нуйс до центра Лос-Анджелеса. В шесть утра на дорогу по 101-й автостраде уходило на двадцать пять минут меньше, чем в обычные семь, но Берт не ставил себе задачу сэкономить время. Он дожидался этих поездок весь месяц.
Берт любил заведенный порядок поездки не меньше, чем ее цель. Как часто бывает с человеческими слабостями, половина удовольствия – по крайней мере, для Берта – заключалась в предвкушении.

Михаил Ахметов «В БОЙ ИДУТ ОДНИ НОВИЧКИ»

«В бой идут одни старики» — этот неписаный закон должен соблюдаться даже на Звездных войнах будущего. Вот только в беспощадной галактической мясорубке боевой пилот живет меньше летчика-истребителя Великой Отечественной — считаные дни, а то и часы. Особенно если Земле приходится сражаться сразу на два фронта — против мятежных колоний и чужой враждебной расы… Новый фантастический боевик от автора бестселлера «Война вашему дому!». Звездные истребители сгорают заживо в пламени вселенской бойни, где миллиарды жизней обращены даже не в «пушечное», а в «лазерное мясо»! Когда Земля истекает кровью в неравной борьбе, если на кон поставлено само существование человечества, а опытные асы давно выбиты в космических боях, — в бой идут одни новички!

ГЛАВА 1
— Мерс Маршан, вас просят явиться в зал полетных тренажеров, занятия начинаются через двадцать минут, — на руке пилота ожил его персональный коммуникатор.
Задремавший было молодой человек ошалело подскочил в кресле.
— Так точно, — четко отрапортовал он, — есть явиться через двадцать минут! Вот же дьявол! — еще более четко выговорил он, обнаружив, что докладывает бездушному будильнику, самим же им поставленному на указанное время.
— Уже свой собственный голос узнавать перестал, — недовольно проворчал Алекс, обозревая в зеркале небольшой ванной комнаты свою заспанную физиономию, — доведут эти ящерицы меня до ручки своими бесконечными тренировками.
Он пригладил свои короткие вьющиеся рыжие волосы и включил воду, чтобы слегка освежиться. По сравнению с родной «Аквитанией» его новое жилище на васудеанской «Хатхепсут», сестре-близнеце дредноута «Псамтик», просто блистало ослепительной роскошью. Целых три комнаты на одного простого пилота! Великолепной отделки мебель и огромный, на всю стену, экран телевидео, плюс великое множество разных встроенных мелочей, так необходимых любому уважающему себя космическому волку. И это все для одного лишь Маршана. На земном корабле такие апартаменты могли быть доступны разве что адмиралу.

Александр Андросенко. «Нагибатор.»

Неудачно поспорил — и вынужден играть за слабого персонажа? Попытался исправить несправедливость, а в результате на тебя открыли охоту? Неудачно пошутил на форуме — и на тебя ополчились самый высокоуровневый игрок и самый сильный клан?
Что делать? Забросить игру и дождаться, пока кулдаун на смену персонажа пройдет?
Или сбежать в Картос, куда обычные игроки забираются только в краткосрочные рейды, и там попытаться раскачаться за счет неизвестных ранее расовых способностей? Завести новых друзей, обмануть власти Картоса и найти подземелье с Первым Убийством? Привести к нему новых соклановцев и вырезать старых, получив, помимо проблем в игре, еще и врагов в реальности? Стать разменной монетой в честолюбивых планах одного из друзей и поучаствовать в событии, ставшем началом новой Клановой войны?
Выбор очевиден! История Нагибателя Всемогущего к вашим услугам!

Я еще немного подержал Посох Верховного Мага Анхурса, последний раз наслаждаясь ощущением мощи, которое дает обладание легендарным оружием в Барлионе, и передал его торговцу.
Шестнадцать тысяч евро, капнувшие в карман за последний час, в течение которого я распродавал свое имущество, ни капли не грели душу. Казалось бы, бешеная сумма для бедного студента, со стипендией в две сотни, но стоит ли смысл жизни этих денег?
Закончив с торговцами, я направился в Банк и перевел все деньги на свой реальный счет. За вычетом налога получилось пятнадцать тысяч. Я теперь, наверное, богаче Игорька буду.