Архив для категории: Детские

Крессида Коуэлл «КАК ПРИРУЧИТЬ ДРАКОНА»

Крессида Коуэлл "КАК ПРИРУЧИТЬ ДРАКОНА"

Во времена моей молодости на свете водились драконы.
Драконы были разные. Одни, большие и мрачные, парили в небесах и строили гнезда на вершинах утесов, как огромные грозные птицы. Другие, мелкие и проворные, сновали дружными стайками и ловили крыс и мышей. Несусветно громадные Морские Драконы были в двадцать раз крупнее Большого Синего Кита и убивали просто ради потехи.
Вам придется поверить мне на слово, потому что драконы быстро исчезают и вскоре могут попасть в Красную книгу.
Никто не знает, что с ними происходит. Они просто уползают обратно в море, из которого пришли, и не оставляют на память людям ничего: ни косточки, ни единого зуба.
Для того, чтобы эти удивительные существа не были забыты, я и пишу эту правдивую повесть о своем детстве.
Я был не из тех мальчишек, кто может выдрессировать дракона одним мановением пальца. И для Геройских Дел я был не рожден. Для этого мне пришлось потрудиться. Прочитайте же рассказ о том, как Нелегко Стать Героем.

Йон Колфер «Миссия в Арктику»

Йон Колфер "Миссия в Арктику"

– Может, мне поговорить с ним? – спокойным тоном спросил Дворецки.
– Забудь. Так что за новости о «Звезде Фаула»?
– В особняк по электронной почте поступило одно письмо. Это MPEG.
Артемис нахмурился. Расширение «MPEG» означало, что письмо содержит некую видеоинформацию, а такие файлы он мог просматривать на своем мобильном телефоне, он знал где купить iphone 4s по низким ценам.
Дворецки достал из бардачка ноутбук.
– Я подумал, сэр, что вам захочется ознакомиться с письмом как можно быстрее, и переписал его сюда.
Он передал ноутбук через спинку сиденья, и Артемис, откинув плоский цветной экран, тут же включил портативный компьютер. Экран стал белого цвета. «Неужели проблемы с аккумулятором?» – нахмурился Артемис, но вдруг осознал, что видит перед собой заснеженное поле. Огромное снежное поле, без конца и края, с едва различимыми тенями от невысоких сугробов.
И от этой на первый взгляд безобидной картины веяло какой-то тревогой.

Кэза Кингсли «Глаз дракона»

Кэза Кингсли "Глаз дракона"

Эрек потер щеку, зевнул и приоткрыл нормальный глаз. Будильник ликовал, точно футболист, забивший гол. Он подскочил к шариковой ручке и мастерским ударом отправил ее мальчишке в ухо. Эрек застонал. Если не встать, противные часы начнут прыгать по нему. Можно бы, конечно, закинуть их подальше, но ведь они все равно вернутся, а завтра вообще разбудят чуть свет.
— Отстань! Говорил же, мне можно поспать. Лето на дворе!
Стоило оторвать голову от подушки, как что-то вцепилось в губу. Зубная щетка! Еще один мамин подарок. Итут еще куча всевозможных подарков больше информации. Упираясь тоненькими ручками и ножками, она стала начищать Эреку зубы, да так, что он едва не поперхнулся.
Мальчик отшвырнул надоедливую штуковину на пол, и та выбежала из комнаты. Эрек проводил ее взглядом. Прошлой ночью он запер часы в шкафчике в ванной. Уж не щетка ли помогла им выбраться?
Давным-давно, когда такие покупки еще были им по карману, мама заказывала эти странные живые вещи в каком-то магазине под названием «Вулкан». Эрек с детства к ним привык и смотрел почти как на домашних животных. Правда, мама запрещала показывать их гостям — те ведь могли решить, что спятили…

Лиз КЕССЛЕР «Правдивая история про девочку Эмили и морское чудовище»

Лиз КЕССЛЕР "Правдивая история про девочку Эмили и морское чудовище"

Яхта медленно вошла в полукруглый, как подкова, залив со спокойной бирюзовой водой. Маленькие волны с пенными оборочками мягко накатывали на белоснежный песок. Кое-где над водой возвышались полузатонувшие суда — современные яхты и большие деревянные старинные корабли.
С одного края залив закрывала высокая, похожая на арку, скала. Сквозь каменистый проем виднелись море и песок. У меня перехватило дыхание от восторга.
— Эй, кто-нибудь, двиньте хвостом, — окликнул Арчиваль. — Я бы не отказался от помощи.
Я наклонилась, чтобы помочь ему подтянуть яхту к деревянным мосткам, а папа тем временем заплыл сзади и привязал ее к бакену. Мама с Милли сидели в каюте. Милли — это мамина подруга из Брайтпорта. Раньше она предсказывала будущее на пристани. Но перед самым нашим отъездом из Брайтпорта она погадала Арчивалю на картах, и ему так понравилось, что он пригласил ее уплыть вместе с нами.
А Милли сказала, что это должны решить карты. Она разложила колоду в виде звезды и минут десять сидела молча, глядя на карты и медленно кивая.
— Что ж, нет никаких сомнений в том, как мне следует поступить. Еще не было случая, чтобы я не прислушалась к десятке червей, — сказала она загадочно и, перекинув через плечо свой черный плащ, ушла домой собирать вещи. Вечно она говорит загадками, эта Милли. Я уже давно научилась кивать ей в ответ с таким видом, будто прекрасно понимаю, о чем идет речь.

Кэрин Кэйв «Генри Гоббс и затерянная планета»

Кэрин Кэйв "Генри Гоббс и затерянная планета"

Думаю, пока еще среда, но не уверен.
На часах у меня 2.13. Это тоже не обязательно правда.
Я собираюсь записывать все, что помню, чтобы, если ничего не получится, хотя бы остался отчет. Ведь никто, кроме меня, не знает, что произошло.
Правда, я и сам кучи всего не знаю. Потому что, когда меня нет поблизости, что-то все равно происходит. И когда я сплю. И когда думаю о другом. Если бы я знал, что обо всем придется писать, был бы внимательнее. Все равно буду стараться.
Я — Генри Гоббс, Повелитель Мичора, и, если бы мне об этом сказали неделю назад, я бы долго смеялся. Неделю назад этот дневник был всего-навсего тетрадкой для черновиков за прошлый семестр, и все считали, будто я ее потерял.
Все началось в пятницу на позапрошлой неделе. Вот только что тетрадка лежала у меня на столе — и нет ее. Когда я сказал об этом мистеру Томасу, нашему учителю, он закрыл глаза и произнес речь:
— Генри, «тетрадь пропала» не говорят. Ты изъясняешься на межгалактическом английском, на языке Шекспира и Мильтона, не говоря уже о Берте Троппере, певце нашего родного Омикрона. Изволь относиться к этому языку с уважением.

Кэтрин Кейв «Генри Гоббс, покоритель космоса»

Кэтрин Кейв "Генри Гоббс, покоритель космоса"

ТУМ-ТУМ? Что-то я не понимаю. А вдруг это он стукнул остальных двоих по голове тяжелым предметом? Кому захочется оказаться на звездолете, который ведет в никуда со скоростью миллион миль в минуту не в меру обидчивый убийца в непарных носках? Наверное, никому.
В общем, я ошибся. Никого по голове не стукнули, потому что я слышу, как капитан говорит Разумоффу, что Джонсу дурно. Такое бывает со всеми звездолетчиками — время от времени. И даже довольно часто.
Вскоре мне и самому становится дурно. Я уже пересчитал все плитки на потолке, все квадратики на полу и все световые панели на заказ на стенах. Я сделал себе палатку из покрывала и представил себе, что я в походе и через несколько минут придут Артур и Гонзо с мешком шоколадного печенья и мы съедим его, распевая песни у костра.
Но без печенья, Артура и Гонзо все это неинтересно. Особенно без печенья. Я так проголодался, что готов съесть все что угодно. Даже то, что у меня в рюкзаке. Попробую. Может быть, на этот раз шоколадный пудинг выйдет без комков.
Вышел с комками. Вскоре под койкой оказывается уже два стаканчиках с жижей. Тут меня осеняет: если добавить в эту жижу еще порошка, из нее можно будет отлично лепить. Я найду себе занятие и решу проблему с мусором.

Филип Керр «Джинн в вавилонском подземелье»

Филип Керр "Джинн в вавилонском подземелье"

Они нашли миссис Трамп в плохом настроении. В последнее время она часто бывала ворчлива, и близнецы прекрасно знали почему. Часть своего выигрыша в нью-йоркской лотерее миссис Трамп потратила на покупку квартиры в знаменитом здании «Дакота» на Семьдесят второй улице. Туда она наняла уборщицу по имени мисс Пикинс, которая работала очень мало, а получала очень много. Самой миссис Трамп весь день дома не было, поскольку она вела хозяйство в доме Гонгов, а мисс Пикинс тем временем с утра до вечера смотрела телевизор и пила вино вишневое в ее квартире. Миссис Трамп давно бы уволила ленивицу, но она знала, что мисс Пикинс подала в суд на своих предыдущих хозяев за якобы несправедливое увольнение — и выиграла дело. Бедная миссис Трамп так боялась оказаться в суде, что ее нерадивая уборщица жила припеваючи.
Джон намеревался разобраться с мисс Пикинс первым делом, как только в Нью-Йорк вернется тепло, а с ним и его джинн-сила. Вторая проблема, которую ему пришлось отложить до весны, была связана с его одноклассником, мерзким типом по имени Гордон Бородавчинс, который постоянно издевался над Джоном в школе. Джон неотступно размышлял: что бы такое с ним сотворить? Конечно, если у человека такая фамилия, сам бог велел превратить его в бородавочника, но Джон не надеялся, что миссис Гонт на это согласится. Порой Джону казалось, что ему жутко не повезло родиться в клане добрых джинн. Будь он ифритцем, то есть злейшим из злейших джинн, этот Бородавчинс уже давно глотал бы термитов и валялся в грязи посреди африканской саванны, как и подобает свинье с огромными бородавками.

Светлана Касымкулова «Последний привет»

Светлана Касымкулова "Последний привет"

Димка Снегирёв со всех ног мчался в школу. Ещё бы не мчаться, если маскарад начинается в восемь, а сейчас без пятнадцати, и до школы далеко. Мороз заставлял постоянно увеличивать темп, и в конце концов Димка побежал так, будто за ним гналась стая волков. Мальчик согревал себя мыслью о предстоящей ёлке.
Умные мысли довольно часто посещали Димкину голову, и на этот раз одна из них посетила его накануне карнавала — и Димка сделал такой костюм, что закачаешься. Это был не традиционный заяц, мушкетёр, клоун или медведь. Это был костюм инопланетянина-пришельца, и какой костюм! Без помощи старшей сестры Лильки не обошлось, хотя она и повыступать любит, а девчонка отличная. Брата она понимает и никогда в помощи не откажет: задачку иногда решит, защитит от родительского гнева и о хоккее поговорить может. Два вечера подряд в глубокой тайне Димка с сестрой делали костюм.
Димка представил, как ошарашит своим видом друзей: вот он входит в зал и начинает говорить на странном языке (в котором, кстати, нет ничего странного: просто слова произносятся с конца). Димка хитро улыбнулся, стянул шапку, водрузил на голову шлем и важно зашагал. Антенна на шлеме мелодично позванивала.

Д. Касталанетта «Принцесса Торитель»

Д. Касталанетта "Принцесса Торитель"

Мэгги вышла из автобуса и пошла по дорожке домой. Кроме неё из автобуса вышли ещё двое, которые обогнали её и шли чуть впереди. Они не были знакомы ей. Мэгги уже давно перестала запоминать лица новых жителей. А раньше, в детстве, казалось, она знала почти всех. Посёлок, в котором она жила, был не очень большим: всего домов двадцать. Несмотря на то, что старые жители не уезжали из посёлка в таких количествах, в каких появлялись новые, теперь ей часто казалось, что, идя по улице, она почти не видит знакомых лиц. Вот и сейчас впереди неё шли какие-то абсолютно незнакомые ей люди. Какое-то время они шли вместе, но, дойдя до магазина, пара, идущая впереди, повернула направо. Дальше Мэгги пошла одна. Так было даже лучше, поскольку незнакомые люди всё же заставляли её немного тревожиться.
Мэгги возвращалась домой довольно поздно: на улице было уже совсем темно. В посёлке, как это часто бывало, горело только два фонаря: один у автобусной остановки, а другой — перед магазином. Остальную же дорогу ничто не освещало. Зимой ходить было гораздо удобнее, поскольку от снега, лежащего на земле, вокруг становилось светлее, и было нетрудно разобрать, куда идти. Но сейчас была осень. Сентябрь уже готов был сдать свои позиции и уступить место октябрю. Была та дождливо-грязная пора, когда шагу нельзя ступить, чтобы не угодить в какую-нибудь лужу. А за городом порой это были не просто лужи, а целые моря.

Майте Карранса «Избранница»

Майте Карранса "Избранница"

Оонаг мечтала участвовать в королевском выезде без обуви и исключительно в таком виде, украсив свой лоб диадемой с колокольчиками, талию — поясом из маков, а шею — ожерельем из маргариток. Королева не выносила старинные, вышитые золотом и серебром наряды, в которые полагалось облачаться согласно протоколу. Она терпеть не могла церемониймейстера Дианкехта и знала, что он ее враг, а еще опасный соперник в борьбе за благосклонность короля и хитрый стратег. Но Оонаг тоже была не лыком шита и не сидела сложа руки.
Уже пять дней королева одну за другой терпеливо передвигала фигуры интриги, понимая, что со временем это принесет свои плоды. Пикси вот-вот передадут ей выбранную жертву, и только что в лесу была сделана чудесная находка, которая могла склонить чашу весов в ее сторону. На этот раз судьба оказалась благосклонной и приготовила королеве замечательный сюрприз. Этот сюрприз был завернут в ковер.
Сейчас она не могла взглянуть на него, потому что Финвана вот-вот должен был явиться в ее спальню, не считая свой приход несвоевременным и не ведая о запутанной паутине осведомителей королевы, которыми та управляла как марионетками, подвешенными на шелковых нитях. Король удивился бы, узнай он об огромной власти, которую обрела его супруга, и которая позволяла ей контролировать все его передвижения, желания и мысли.

Майте Карранса «Ловушка»

Майте Карранса "Ловушка"

Лилиан, хорошенькая ирландская Фиалковая фея, мучаясь от тревоги, качалась на листочке белой ивы. Ростом чуть меньше ногтя мизинца, с нежной кожей, бархатными крылышками и блестящими волосами, малышка была создана, чтобы порхать с цветка на цветок, весело смеяться и без устали плясать долгими летними ночами на полянах дремучих лесов Уиклоу, где близ вершины горы Таллагт берет истоки река Слейни.[1]
Лилиан всегда знала, что она не такая, как ее подруги, известные своим ветреным и изменчивым характером.
Когда над старыми, покрытыми мхом вязами робко появилось летнее солнце, Фиалковая фея загрустила, вся в ожидании сумерек. Она единственная из обитателей леса не радовалась теплым дням, наступившим всего несколько недель назад.
Те пробудили в Дэйойн Сайд — волшебных существах с холмов — желание в полдень плясать вокруг фей, а в полночь устраивать празднества до той поры, пока холод снова не скует даже воспоминания о тепле, накрыв все вокруг зимней плесенью и колючим инеем.

Карлов Борис «Карлуша на Луне»

Карлов Борис "Карлуша на Луне"

Луна, как некоторые знают, значительно меньше Земли. Условно говоря, они соотносятся приблизительно так, как яблоко и небольшой арбуз. Внутреннее ядро Луны-«яблока», населённое крошечными человечками, и того меньше — с грецкий орех. Где же там размещаются города, леса, реки и горы? Это станет понятным, если мы, вооружившись точными приборами, обмерим «орех» по экватору. И тогда мы получим расстояние, очень приличное даже для нас с вами.
Лунные человечки тоже называют своё запрятанное в оболочку небесное тело Землёй. Но поскольку они знают о существовании нашей Большой Земли, то свою называют Малой Землёй или просто Землёй. Внешнюю оболочку лунатики называют так же, как и мы, — Луной.
Под действием солнечных лучей оболочка светится изнутри, поэтому в подлунном мире происходят нормальные смены дня и ночи, однако солнца лунатики не видят, и небо у них всегда затянуто плотной дымкой облаков.
Если мы посмотрим на карту внутреннего ядра, то увидим, что суша здесь представлена одним большим материком. Восточную и западную границы разделяет Большой океанский пролив, стремительные течения которого связывают Северный и Южный океаны.

Карлов Борис «Карлуша на Острове Голубой звезды»

Карлов Борис "Карлуша на Острове Голубой звезды"

Однажды, ближе к концу лета, в окрестностях Песочного города произошло странное событие, показавшееся тогда, на первый взгляд, малозначительным. Девчонка по прозвищу Капелька заблудилась в лесу и только поздней ночью, когда уже совсем стемнело, вышла на берег Мутной реки. Бедняжка успокоилась и перестала плакать, потому что теперь точно знала дорогу домой: нужно было просто идти вдоль берега и никуда не сворачивать. Так она и сделала. Шла вперёд, спотыкаясь, на ощупь, вытянув вперёд руки, под пение комаров и кваканье лягушек. А корзинку с ягодами она давно рассыпала и потеряла.
Вдруг наверху что-то вспыхнуло, и всё вокруг осветилось. Капелька упала на мокрый песок и прикрыла голову руками. Скосив глаза, она увидела, как огромный приплюснутый металлический предмет опустился неподалёку, ломая тростник и шипя огнём, словно тысяча газовых горелок.
На берег вышли трое гномов, силуэты которых можно было различить в отблесках пламени. Гномы были высокие, совершенно лысые, в тёмных очках, одетые в чёрные блестящие плащи, свисающие до земли.
— Далеко приняли на восток, — проговорил первый дребезжащим металлическим голосом. — Дальше ничего нет, надо лететь обратно, к башням.

Карлов Борис «Игра, или Невероятные приключения Пети Огонькова на Земле и на Марсе»

Карлов Борис "Игра, или Невероятные приключения Пети Огонькова на Земле и на Марсе"

В один из високосных годов начала третьего тысячелетия, незадолго до наступления летних каникул, два ученика пятого класса «А» перешептывались, сидя за последней партой. Того, который сидел ближе к окну, звали Петя Огоньков; другого — Славик Подберезкин. Первый был поменьше ростом и внешне ничем особенным не выделялся; у второго были ясные голубые глаза и густые русые волосы с челкой, которую он то и дело отбрасывал назад. Многие девочки поглядывали на него с интересом. Зато Петя много читал и сам в тайне пописывал стишки; он был мечтательный и немного рассеянный. Славик, наоборот, был решительный и собранный, он увлекался техникой и спортом.
Нельзя сказать, что за пять лет учебы они стали закадычными друзьями, но что-то их притягивало, и каждый год они неизменно садились за одну парту. Возможно, что каждый из них ценил в другом именно те качества, которых ему самому недоставало.
Петя учился так себе, средненько, и чаще глядел в небо за окном, чем на доску и на учителя. Славик был пятерочником, хотя на доску тоже никогда особенно не заглядывался и занимался на уроках чем попало.
Впереди, двумя оттопыренными косичками к мальчикам, сидела Маринка Корзинкина. У нее был вздернутый носик, а оттого, что она старалась быть серьезной, казалась еще забавнее. Окна ее квартиры располагались напротив окон Пети Огонькова, и последний, не находя в поле зрения других предметов для романтических фантазий, уже почти был готов сделать ее тайной дамой своего сердца. Но этому, скорее всего, уже не суждено было случиться, потому что дом, в котором проживали молодые люди, расселяли для капитального ремонта, и два юных сердца неминуемо должны были разъехаться в разные стороны.

Калмыков Павел «Школа Мудрых Правителей»

Калмыков Павел "Школа Мудрых Правителей"

— Ты, ты, ты, еще вот ты… И вы двое. Да-да, я — вам, не оглядывайтесь. Вы останетесь, остальные уволены. Дворцовую форму сдавать в гардероб, и до свидания.
Уволенные слуги в голос заплакали. Когда они ушли, на полу остались лужи слез и мокрые следы. «Само высохнет», — подумал король.
Назавтра одежду, оставшуюся от слуг, продали по дешевке на базаре и уплатили солдатам получку. На — послезавтра король Зереша Четвертый произнес перед войсками речь:
— Солдаты! Несчастный народ Избании только и ждет, когда же мы освободим его от тирании избанского короля. Вперед, на Избанию!
— Да здравствует король! — удовлетворенно гаркнули солдаты, получившие первую за полгода получку.
Есть на Бланеде город под названием Даэборг. Его основал один простуженный рыцарь. У рыцаря был хронический насморк, и этим звучным словом был назван город.