Архив для категории: Фантастика

Александр Владимирович Голодный «Нож разведчика. Добро пожаловать в ад!»

Александр Владимирович Голодный "Нож разведчика. Добро пожаловать в ад!"

– Опять завели шарманку! – Сергей с отвращением посмотрел в телевизор.
Жизнь в последнее время складывалась не очень. Черная полоса, начавшаяся с реформы полиции и сокращения должности, и не думала заканчиваться, становясь все гуще и беспросветнее. Кому скажи: технический специалист, инженер-практик с тройкой высших образований – и не может найти нормальную работу! Похоже, черный пиар, НЛП и прочие политтехнологии, щедро льющиеся из «шкатулки с дебилами», снесли вероятному руководству остатки мозга. Выборы… разгул кретинизма, буйство проплаченных неадекватов и общая шиза. Не успев толком отойти от думских, страна с головой окунулась в приближающиеся президентские. Вот и сейчас очередной примелькавшийся мордатый «радетель народных интересов» щедро метал дешевые лозунги и лживые обещания с экрана.
– Твари!
Кнопка пульта заткнула «правдорубца» на полуслове. Выключив телевизор и глубоко вздохнув, Сергей Ратный подвинул густо почерканную пачку направлений из городского центра занятости, газету «Работа для всех» и приступил к анализу предложений.
Второй вдумчивый просмотр и пара телефонных звонков подтвердили первоначальный диагноз: все не то. Либо нормальная работа, но за никакие деньги, либо совершенно безумные требования работодателей. По идее, в торговые сети звонить смысла больше нет вообще. Теплые места в их сервисных центрах занимают либо разные категории родственничков, либо действительно высококлассные специалисты, за которых реально держится руководство. А ежедневно метаться по десять часов в должности продавца-консультанта по торговому залу… в конце концов, не двадцать лет и даже не тридцать.

Александр Конторович «Имперец. Книга 1. Живыми не брать!»

Александр Конторович "Имперец. Книга 1. Живыми не брать!"

На экране сменилась картинка — камера показала полуосвещённую улицу. На ней были видны несколько автомашин. Рядом с полицейской машиной возвышался характерный фургон «помогальников» (так окрестили в народе вспомогательный корпус сил поддержки правопорядка). Деловито сновавшие повсюду полицейские, казалось, совсем не обращают внимания на угловатые, закованные в сверхсовременную броню, безмолвные фигуры. Да, по правде говоря, они и впрямь были безмолвными. Я ни разу не мог вспомнить, чтобы они с кем-то общались. Русского языка они, похоже, не знали, во всяком случае — не разговаривали. А на все вопросы отвечали однообразно — вызывали условным сигналом по рации переводчика из местных, и он, как говорящая голова, отвечал за всех. А «помогальники» молча возвышались за его спиной, недвусмысленно покачивая стволами стрелково-гранатометных комплексов. Они почти никогда не вмешивались в действия полиции, но присутствовали практически всегда — их светло-серые фургоны можно было встретить абсолютно в любом месте.
Вот и сейчас они стояли по периметру площадки и, похоже, совсем не интересовались происходящим.
А полицейские деловито переворачивали тела, что-то подбирали с земли и фотографировали. Собирали оружие и, подойдя к большому ящику, картинно бросали туда калаши и пистолеты.
— …Благодаря слаженным действиям полиции и сил вспомогательного корпуса, была пресечена очередная выходка криминалитета. Бандиты собирались совершить нападение на склад, принадлежащий компании господина Акопова, — на экране мелькнула вывеска, а по низу экрана ненавязчиво пробежала строка рекламы, — но эта их попытка не привела к успеху. Прибывшим вовремя нарядом полиции было предложено нападавшим сложить оружие и прекратить противоправные действия. Они отказались и открыли огонь. Бандитам удалось легко ранить двоих полицейских…

Вольфганг Хольбайн, Хайке Хольбайн «Зеркальная комната»

Вольфганг Хольбайн, Хайке Хольбайн "Зеркальная комната"

Масляный фильтр — это очень важная часть двигателя мотоцикла, задачей которого является очистка моторного масла от металлических частиц и прочих загрязнений, образующихся в процессе трения металлических деталей двигателя. От регулярности замены моторного масла и масляного фильтра во многом зависит срок службы двигателя вашего мотоцикла. Масляные фильтры Ison отличаются доступной ценой при неизменно высоком качестве изготовления. Мнения экспертов к подбору и покупке масляного фильтра для конкретного мотоцикла разделились. Одни считают, что при выборе масляного фильтра «бренд» должен отойти на второе место, на первом должно быть совместимость, обеспечение заложенных производителем мотоцикла параметров и цена. Для других, производитель («бренд») – залог качества, а в линейке любого ведущего производителя найдется подходящий вариант для любого мото. В любом случае дешевый фильтр не значит плохой, на сегодняшний день на рынке представлено достаточное количество производителей занимающих свою нишу в среднем ценовом сегменте, при этом качество представленного товара не уступает качеству известных, раскрученных «брендов». Главное при выборе подобрать подходящий вариант именно для вашего мотоцикла.

Вольфганг Хольбайн, Хайке Хольбайн «Магический Шар»

Вольфганг Хольбайн, Хайке Хольбайн "Магический Шар"

Довольно частой темой обсуждения на отечественных форумах, посвященных кабельно-проводниковой продукции, является взаимозаменяемость таких востребованных видов кабелей, как ВВГ и КВВГ.Мнений по этому поводу достаточно много – кто-то утверждает, что кабели идентичны и легко заменяют друг друга, некоторые утверждают обратное, также находятся и такие, кто настаивает на том, что кабель кввг – это просто неудавшийся вариант первого кабеля. Существуют ли в действительности отличия между этими кабелями или же это просто курьезная ошибка кабельного производства?На самом деле, дискутировать есть о чем. Кабели, действительно, на первый взгляд, очень схожи – изготавливаются по одной технологии, имеют медное исполнение токопроводящих жил, изоляционную и внешнюю оболочки из одного и того же поливинилхлорида пластиката, и одинаковые электрические характеристики. При всем при этом кабели имеют разное определение, различную стоимость и совершенно отличные сферы применения. А именно, ВВГ имеет определение силового кабеля, предназначенного для передачи и распределения электрической энергии. Что же касается КВВГ, то он нормируется как контрольный проводник для передачи низковольтных маломощных сигналов управления в оборудовании и электроустановках. Кроме этого, данный вид контрольных кабелей может эксплуатироваться в условиях агрессивной среды, а силовой его «аналог» не рекомендуется даже для подземной прокладки.

Вольфганг Хольбайн, Хайке Хольбайн «Лабиринт»

Вольфганг Хольбайн, Хайке Хольбайн "Лабиринт"

Администрация индустриальных зон в испанской провинции Вискайя для модернизации системы освещения выбрала светодиодные светильники российского производства «ФЕРЕКС». Проект масштабный и долгосрочный. Модернизация будет проходить в несколько этапов. Последовательно в каждой из 78 индустриальных зон испанской провинции будет проводиться замена уличных светильников с лампами МГЛ 250Вт на светодиодные светильники российской марки Ферекс. В первой зоне уже производится демонтаж старого и монтаж нового оборудования. По данным официального представителя завода «ФЕРЕКС» в Испании, реализующего проект, уже установлено 48 новых светильников серии ДКУ (модификация ДКУ 01-104-50-Ш мощностью 104Вт). Потребление электроэнергии после перехода на светодиодное освещение снизится в 3 раза. Освещенность увеличится в 2 раза. Возрастет качество освещения в целом, поскольку светодиодные светильники «ФЕРЕКС» не мерцают, не искажают естественные цвета и создают контрастное освещение. Таким образом, светодиодные решения от «ФЕРЕКС» обеспечат высокий уровень освещения и сэкономят затраты на электроэнергию.

Вольфганг Хольбайн, Хайке Хольбайн «Открытие»

Вольфганг Хольбайн, Хайке Хольбайн "Открытие"

Абсолютно неприхотливые, не пропускающие холодный воздух и обладающие множеством других достоинств, окна имеют и еще одно неоспоримое преимущество — они относительно недороги и купить их может почти каждый. Тем более что доставка и установка окон из ПВХ является бесплатной услугой. Множество компаний занимается производством и продажей окна из ПВХ. Если Вы решили поставить себе домой пластиковые окна, то Вам не помешают знания о таких предметах, как оконный ПВХ профиль, стеклопакеты, оборудование окна ПВХ и т.д. Анатомия металлопластикового окна поражает своей практичностью: все продумано до мелочей. Профиль — «скелет» окна — изготавливают из прочного ПВХ. Внутри — стальная арматура. Окна производятся на заказ, и технология такова, что профилю можно придать любую конфигурацию. Даже в доме-памятнике архитектуры можно установить современную конструкцию, которая полностью будут имитировать форму старого окна. Заранее заданные потребительские свойства ПВХ позволяют этому материалу уверенно конкурировать с природными материалами, в частности с древесиной. Пластик не подвержен коррозии, устойчив к атмосферным воздействиям и, как заявляют производители, абсолютно безвреден. Податливый материал задает окнам практически любые конфигурации, и не требует тщательного ухода после установки.

Хольбайн Вольфганг «Зеркальное время»

Хольбайн Вольфганг "Зеркальное время"

Перед одной из таких недостоверных дверей Рогер остановился и посмотрел на приятеля с ожиданием.
— А насчет вчерашнего, — неуверенно начал Юлиан. — Я имею в виду… мне очень жаль. Правда.
Рогер все так же молчал, глядя на него.
— То, что я бросил тебя одного, — продолжал Юлиан. — Я сам не знаю, как это получилось…
— Зато я знаю. — Рогер говорил спокойно, без тени упрека. — Я могу это понять лучше, чем ты думаешь. Ты не должен себя за это корить. Ведь ты же расплатился?
— Расплатился? —Мальчик вспомнил троллей и свое отчаянное бегство, и до него вдруг дошло, о чем говорил Рогер. — Ты думаешь, этого не случилось бы, останься я рядом с тобой?
— Они, — подтвердил Рогер. — Ты их только привлек тем, что побежал.
— А если бы они меня догнали? — заикаясь, спросил Юлиан.
Рогер оставил ответ при себе, но само его молчание было так выразительно, что у Юлиана мороз прошел по коже.
— Мне очень жаль, — пробормотал Юлиан. — Я был…
— Трус, — спокойно сказал Рогер. — Ты трусишка, Юлиан. Ты ловко научился скрывать это, но в душе ты просто тряпка.
Тон, каким произносились эти слова, не соответствовал их смыслу. Рогер просто называл факты так же безучастно, как сообщал бы Юлиану, сколько номеров в этом отеле. Именно поэтому его слова особенно больно ранили маль­чика.

Эрин Хантер «Первые испытания»

Эрин Хантер "Первые испытания"

— В нашем положении выбирать не приходится, — ответила Ока, разрывая снег своими тяжелыми когтями. — В это время года еды совсем мало, так что и одуванчики сгодятся. А кто много привередничает, тот умрет с голоду.
Токло пренебрежительно фыркнул. Все это неправда! Вялый Тоби без возражений лопает все, что ему дают, но сил у него куда меньше, чем у Токло. Значит, быть разборчивым вовсе не так уж плохо. И вообще, непонятно, что такое творится с этим Тоби? Целыми днями он только и делает, что лежит, да охает.
Токло сорвал пучок одуванчиков и подошел к брату. Сырая трава под деревом неприятно щекотала его лапы.
— Вот, Тоби, поешь, — сказал Токло. — Если не будешь есть, то у тебя опять не хватит сил, чтобы идти, а мама опять будет ругать меня за то, что я тебя не покормил.
Тоби поднял веки и посмотрел на брата круглыми темно-коричневыми глазами. Потом прижал передние лапы к земле и, пошатываясь, поднялся. Склонившись над одуванчиками, он взял в пасть стебель и принялся с усилием жевать, как будто это был камень.
Токло вздохнул. Сколько он себя помнил, Тоби всегда был таким жалким. Он был слишком слабым, слишком маленьким и вечно усталым, поэтому не годился ни на что интересное. Охотиться он тоже не умел, а значит, не мог себя прокормить. Бороться не мог. Да что там бороться, он ходил-то медленнее улитки!
«Если бы мы с мамой были вдвоем, — подумал Токло, стараясь впихнуть в себя одуванчик, — мы бы помчались через горы, ловили бы кроликов и ели все, что захочется!»
Ему даже жарко стало от негодования. Тоби был всего лишь обузой, так с какой стати мама постоянно носится с ним, да еще ставит его в пример? Это несправедливо! Токло вырастет и станет настоящим медведем! Когда он станет большим, то будет заботиться о маме и о брате.

Эрин Хантер «Миссия Огнезвезда»

Эрин Хантер "Миссия Огнезвезда"

Зарычав от досады, Огнезвезд с размаху вонзил когти в землю. Сомнений не было — за ним снова кто-то наблюдал! Только на этот раз в невидимом взгляде не чувствовалось и следа той ледяной ненависти, которая так напугала его раньше.
Скосив глаза, Огнезвезд заметил мелькнувшую в траве пеструю шерсть, а потом услышал сбивчивый шепот:
— Тише ты! Он нас услышит!
— Отцепись от меня, липучка! — проворчал второй голос. — Глупый комок шерсти!
Огнезвезд подавил вздох.
«Борис и Вишенка! — подумал он про себя. — И как я сразу не догадался!»
Значит, эти маленькие негодники решили шпионить за ним? Ну что ж, сейчас он навсегда отучит их от таких шуточек!
Переступив с лапы на лапу, Огнезвезд бесшумно пошел через заросли, намереваясь подобраться к котятам сзади и напугать до смерти. Но внезапно новая мысль заставила его остановиться на полпути.
«Они за мной подглядывают? — подумал он, пряча улыбку. — Что ж, я постараюсь их не разочаровать!»
Снова втянув в себя воздух, он почти сразу же учуял мышь, беспечно грызшую семечко под березой. Огнезвезд принял охотничью стойку и пополз, едва касаясь лапами земли.
Мышь слишком поздно заметила опасность и бросилась бежать, но Огнезвезд оказался быстрее и прихлопнул ее к земле одним сильным ударом лапы.

Роберт Хайнлайн «Туннель в небе»

Роберт Хайнлайн "Туннель в небе"

Убежище Джека находилось в крутом обрыве, нависшем над ручьем, вблизи которого был ограблен Род. В этом месте берега оврага расходились, образуя небольшую долину, и ручей извивался меж низких берегов, прорывая русло в наносных слоях. В глинистом обрыве вода вымыла пещеру, накрытую сверху известняковым выступом. Обрыв над пещерой был очень крутой, взобраться по нему невозможно; сверху нависал известняковый выступ, а ручей струился у самого подножья обрыва; единственным возможным путем к пещере был спуск ниже по течению к самому ручью, а затем крутой подъем по глинистому берегу.
Они осторожно пресекли глинистый участок, протиснулись под известняковым навесом и ступили наконец на твердый сланцевый пол. С одной стороны пещера была открыта, а с другой переходила в длинную глубокую расщелину, однако только в самом конце этой расщелины было достаточно места, чтобы выпрямиться. – Никого нет, – сказал он, и, опустившись на колени, они проползли в пещеру. – Как она тебе нравится?
– Хороша. Но все равно придется дежурить по очереди. Кто-нибудь сможет пройти нашим путем. Впрочем, тебе повезло.
– Возможно. – Джек нырнул во тьму, вытащил охапку сухих веток и забаррикадировал ими вход в пещеру. – Вот моя охрана.
– Это вряд ли остановит того, кто почует наш запах и захочет войти.
– Нет, я проснусь и заставлю его получить несколько камней в морду. Я приготовил дубинку. Кроме того, у меня здесь есть факелы.

 

Роберт Хайлайн «Между планетами»

Роберт Хайлайн "Между планетами"

Он заметил, что речь дракона была прерывистой и не совсем отчетливой; создавалось впечатление, что его щупальцам недостает обычной подвижности. Кроме того, речь Сэра Исаака была менее правильной, чем обычно, и сильнее чувствовался акцент кокни — его водэр путал ударения и часто вместо «х» произносил «ф». Дон подумал, что землянин, который обучал Сэра Исаака английскому языку, вероятно, родился недалеко от церкви Боу Беллз.
Он также заметил, что его друг путается в своих глазах. Он все время направлял на Дона то один, то другой глаз, как будто плохо различал его. Дон подумал, что Сэр Исаак, должно быть, несколько превысил дозу.
— Нет уж, позвольте мне, — продолжал венерианин с достоинством, — оценить величину той услуги, которую вы мне оказали. — Он сменил тему:
— Я хотел бы спросить насчет слова «ерунда». Я не совсем точно понимаю его значение. Это имеет какое-то отношение к растениям?
Дон попытался объяснить ему значение слова. Дракон обдумал услышанное, затем ответил:
— Я полагаю, что частично понял ваши объяснения. Семантическое значение этого слова довольно многозначно и эмоционально. Оно, скорее, передает эмоциональное состояние человека, произносящего его.
— Именно так, — сказал Дон с облегчением. — Оно приобретает тот смысл, который вы хотите в него вложить. Все зависит от того, как вы его произносите.

Роберт Хайнлайн «Новичок в Космосе»

Роберт Хайнлайн "Новичок в Космосе"

Мальчик колебался, пытаясь собрать свои разбегающиеся мысли. Зайти внутрь и поинтересоваться насчёт работы? Пройти мимо полицейского и скрыться? Притвориться, что он просто гуляет?
Он решил не маячить на глазах у полицейского. Сделав собаке знак «рядом», мальчик отвернулся от окна и двинулся прочь. Никси последовал за ним, высоко задрав хвост. Ему было всё равно куда идти, если рядом был Чарли. Чарли принадлежал ему столько, сколько он сам себя помнил, а иного он и представить себе не мог. На самом деле короткая жизнь Никси закончилась бы на десятый день, если бы Чарли не полюбил его с первого взгляда. Никси был самым непривлекательным щенком из одного неудачного выводка. Его мать была Леди Дианой, Чемпионкой из Охая, отец неизвестен.
Никси не знал, что соседский мальчик выпросил его жизнь у его первых хозяев. Его философия была проста: поесть, поспать, а всё оставшееся время играть. На эту прогулку его вывел Чарли, но он был рад любому поводу погулять. Отсутствие еды было неприятно, но Никси автоматически прощал Чарли такие ошибки — в конце концов, мальчишки есть мальчишки, и мудрый пёс принял этот факт. Его беспокоило только то, что Чарли был невесел, а хорошее настроение Чарли было непременной принадлежностью всех их походов.
Проходя мимо человека в синей униформе, Никси почувствовал его интерес к ним, проанализировал его запах и не нашёл в нём ничего недружелюбного. Однако Чарли нервничал и был настороже, поэтому Никси сохранял повышенную готовность.

Роберт Хайнлайн «Красная планета»

Роберт Хайнлайн "Красная планета"

Разреженный воздух Марса был прохладен, но не очень. В южных широтах зима еще не настала и температура днем не опускалась ниже нуля.
Странное существо, стоящее у двери куполообразного строения, походило на человека, хотя ни у одного человека не было такой головы: на макушке – что-то вродe петушиного гребня, огромные глазницы, а посередине лица – клюв. А окрас уж и вовсе из ряда вон – тигровый, в желтую и черную полоску.
На поясе у него висело оружие, напоминавшее пистолет, а в сгибе правой руки был зажат мяч – побольше баскетбольного и поменьше медбольного. Существо переложило мяч в левую руку, открыло входную дверь и оказалось в крохотном тамбуре.
Как только наружная дверь закрылась, давление воздуха в тамбуре стало подниматься со звуками, напоминающими вздохи.
– Ну, кто там? Отвечайте, отвечайте! – сиплым басом взревел репродуктор.
Пришелец осторожно опустил мяч на пол и обеими руками стянул с себя безобразную личину. Под маской обнаружился обыкновенный мальчишка.
– Это я, док, Джим Марло, – ответил он.

Роберт Хайнлайн «Имею скафандр — готов путешествовать!»

Роберт Хайнлайн "Имею скафандр — готов путешествовать!"

Однажды я сказал отцу:
— Папа, я хочу на Луну.
— Пожалуйста, — ответил он и снова уткнулся в книгу.
Он читал «Трое в лодке, не считая собаки» Джерома К. Джерома, которую, по-моему, знал уже наизусть.
— Слушай, папа, я же не шучу.
На этот раз он заложил страницу пальцем и ласково ответил:
— Я тебе разрешаю, поезжай.
— Да… Но как?
— Как? — Во взгляде его проскользнуло легкое удивление. — Ну, это уж твоя забота, Клиффорд.
Вот какой у меня папа. Когда я попросил у него велосипед, он ответил: «Ступай и купи», даже глаз не оторвав от книги, и я пошел в столовую, где у нас стоит корзинка с деньгами, чтобы взять нужную сумму. Но в корзинке нашлось лишь одиннадцать долларов сорок три центра, и… между мной и велосипедом пролегла не одна миля скошенных газонов. А к папе я больше и не обращался, потому что если денег нет в корзинке, значит их вообще нет.

Роберт Хайнлайн «Имею скафандр, готов путешествовать»

Роберт Хайнлайн "Имею скафандр, готов путешествовать"

Понимаете, скафандр-то у меня был. А вышло это так.
— Пап, — сказал я однажды, — я хочу слетать на Луну.
— Валяй, — ответил он и вновь уткнулся в свою книжку. Отец опять перечитывал «Трое в лодке, не считая собаки» Джерома Джерома.{1} Он ее, ей-богу, уже наизусть выучил.
Я уточнил:
— Пап! Я серьезно.
На сей раз он заложил книжку пальцем и невозмутимо ответил:
— Я же сказал: «Валяй!». Отправляйся.
— Ага… но как?
— Как? — он, кажется, слегка удивился. — Ну это уж ты сам реши, Клиффорд.
Вот такой у меня папа. Когда я сказал ему, что хочу купить велик, он точно так же буркнул, даже не взглянув на меня: «Валяй», — и я отправился к корзинке в гостиной, чтобы взять денег на велосипед.
Но там оказалось всего-то 11 долларов и 43 цента, и велосипед мне достался примерно через тысячу миль скошенных газонов. С папой говорить на тему денег бесполезно, потому что если уж в корзине денег нет — то нигде нет. Папа не связывался с банками; деньги складывались в корзинку, да рядышком еще стояла еще одна с надписью «Дядя Сэм». Ее папа раз в год опорожнял и все содержимое отправлял по почте правительству. Налоговую службу этой манерой он просто доводил до бешенства, и однажды те прислали своего человека, чтобы разобраться.