Архив для категории: Мистика

Марина Русланова «Лаборатория ужаса»

Марина Русланова "Лаборатория ужаса"

– Это понятно. Но помимо пищи нам еще многое понадобится. Вода, например. Воды нужно брать больше, чем еды. Без питания можно долго протянуть, а вот без воды туго придется.
– Была бы охота тащить на себе лишнюю тяжесть, – скривилась Анжела. – Можно из естественных водоемов пить. Или кто-то не проживет без бутилированной воды?
– Ты, Анж, совсем того? – Эдик постучал согнутым пальцем по виску. – Спинным мозгом думаешь? Ты как себе это представляешь? Захотела пить, махнула правым рукавом, и как в сказке, естественный водоем возник, махнула левым рукавом, и курица-гриль прилетела!
Анжела холодно взглянула на приятеля:
– А в твою голову не приходила мысль, что привал надо устраивать возле озера или ручья?
– Нет, мне другая мысль назойливо лезет в голову, вдруг, как назло, ни ручья, ни озера не попадется! А пить будет хотеться, – парировал Эдик. – Кстати, воду и без водоема добыть можно. В дождливую погоду следует вырыть ямку в земле, выложить листьями, и вода там скопится.
– Ключевое слово – дождь, – заметил Никита.
– Да. Теоретически рассуждая, и роса может скопиться, но, наверное, ее будет слишком мало, чтобы утолить жажду.
– Поэтому перейдем от теории к практике, то есть возьмем питьевую воду с собой, – резюмировал Никита. – Возьмем четыре пятилитровые бутыли. Их понесут мальчики. Девочки возьмут с собой по полторашке минералки. Идет?

Светлана Ольшевская «Месть древнего бога»

Светлана Ольшевская "Месть древнего бога"

А еще Боря отчетливо понимал, что победить нужно любой ценой. Потому что ставка в этой войне была необычайно высока: не сокровища и не земли, и даже не собственная жизнь и семья за спиной. Если не разбить наголову этих закованных в бронзовые доспехи негодяев, не уничтожить их страшного предводителя, не сровнять с землей их мерзкое святилище – то и богатство, и сама жизнь потеряют смысл, а уж что будет с семьей, лучше даже не думать. Боря видел все отчетливо до мельчайших деталей – и собственные широкие, отнюдь не детские ладони, сжимающие палицу, и своих спутников в необычной, явно старинной одежде где был использован трикотаж , и врагов, чьи лица затеняли шлемы из темного металла. Боря почти не удивился, увидев среди своих спутников женщин, не менее лихо и ловко орудующих палицами. По обе стороны от широкой дороги, где шел бой, возвышались высокие толстенные деревья. А далеко впереди стояло огромное сооружение без окон. Рыжие лучи закатного солнца, казалось, даже не отражались от темной поверхности этих жутких стен. Это и было то самое святилище, цитадель, о которой Боря, по сути, ничего не знал, и только становилось сильно не по себе, стоило туда посмотреть.
Враги между тем отступали под яростным натиском. А вскоре и вовсе побежали, но как-то странно – не понеся больших потерь, а еще Боря заметил их мерзкие ухмылочки. Словно заманивали в ловушку… Отчего-то хотелось крикнуть спутникам, что не нужно за ними гнаться, что за этим последует что-то страшное…

Марина Русланова, Светлана Ольшевская «Большая книга ужасов – 48»

Марина Русланова, Светлана Ольшевская "Большая книга ужасов – 48"

Никита растерянно смотрел на друзей:
– Вы хотите сказать, что ученые и вывели эту слизь?
– В оборонных целях, – подсказала Таня.
– Круто. – Никита почесал лохматый затылок и признал: – Скорее всего вы правы.
За это друзья и любили Никиту, он умел честно и открыто признавать свои ошибки.
– Я как-то об этом не подумал.
– Кто б сомневался! – засмеялась Таня. Но тут же резко оборвала смех и уставилась ставшими совершенно стеклянными от ужаса глазами на створки шахты. Створки медленно разъезжались.
Анжела быстро отреагировала, ткнула в образовавшуюся щель прутом. Мальчики налегли и сдвинули двери. Из шахты донеслось гадючье шипение.
– Держите! – Таня вспомнила, с какой целью разбила камеру. Присела на корточки и стала торопливо собирать пластиковые осколки. Осколки запихала в пазы между створками и полозьями.
– Поможет? – Эдик без особого доверия смотрел на манипуляции которые проводил манипулятор балашиха.
– В нашем лифте это работает, пока не вытащишь, двери не откроются.
Ребята напряженно ждали. Прошипевшись, слизь снова попыталась выбраться из шахты. Дверцы слегка дрогнули, но не открылись.

Мария Некрасова «Когда приходит Тварь»

Мария Некрасова "Когда приходит Тварь"

Я так боялась этого Нового года, что от ужаса делала вид, будто все в порядке. Полдня носилась по дому с пылесосом и тряпкой, полвечера торчала на кухне с теткой, нарезая салаты под «Иронию судьбы». Машка (двоюродная сестра) закрылась у себя в комнате, делая вид, что готовится к экзаменам – нарастила «хвостов» перед праздниками. Я-то знала: она просто боится лишний раз со мной сталкиваться. Есть причина: кто-то вчера неосторожно назвал меня дурой, а извиниться гордость не позволяет. Я не умею дуться так долго и уже давно бы забыла, но Машка спряталась в комнате и своим поведением забыть не давала. В другой день я бы уже пошла мириться сама, но тогда на нервах мне было просто не до нее. Казалось, пока убираюсь-готовлю, изображаю занятость, ничего не случится.
Тетка стряпала с какой-то показной дотошностью, взвешивая каждую картофелину на кухонных весах, и, кажется, тоже боялась. Нет, она никак себя не выдавала: стучала ножом и гадала вслух, что такого привезет нам дядя Леша, еще с утра уехавший за подарками. Он у нас всегда работает Дедом Морозом: мы с теткой и Машкой покупаем только по одному подарку для дяди Леши, а за остальными – для матери моей, одноклассников, друг для друга – снаряжаем его. Я думаю, ему просто не нравится вся эта предновогодняя возня, вот он и рад вырваться из дома.
– Ты просила что-то конкретное? – Тетка потыкала ножом овощи в кастрюле и слила кипяток. От раковины пошел пар, и теткино лицо оказалось как в тумане. Нет, как в сауне: оно еще такое красное от кухонного жара…
– Нет.
– Значит, он купит тебе велосипед. У тебя же нет велосипеда.
– Зимой?! – Иногда я думаю, что она дура.

Эйко Кадоно «Ведьмина служба доставки»

Эйко Кадоно "Ведьмина служба доставки"

Вы спросите: как же «малышка» может заставить звенеть колокольчик на самой вершине дерева? Дело в том, что эта Кики была не совсем обычной девочкой. Жила она в доме на восточном краю города. Дом был окружен забором, здесь можно купить целебные отвары, а также сделать закупки гов. Зеленые ворота всегда были приглашающе распахнуты. Внутри находился большой сад, а за ним, слева, стоял небольшой домик. В саду можно было увидеть аккуратные грядки с высаженными редкими растениями и лекарственными травами. Над грядками разносился запах какого-то варева. Возле дома запах ощущался сильнее. Он шел из кухни, где на плите стоял медный котел, в котором что-то кипело на медленном огне. За кухней располагалась гостиная, на стене которой вместо картин висели две метлы — большая и маленькая, с помелами, сплетенными из пучков хворостинок.
Из гостиной доносился звук оживленной беседы и звон чайных чашек.
— Кики, ты решила, когда отправляешься? — послышался женский голос. — Тебе пора определиться, нельзя же все время откладывать.

А. Б. Кавер «Ночь заново прожитой жизни»

А. Б. Кавер "Ночь заново прожитой жизни"

Девушка не могла не обратить внимания на то, что порции здесь были просто огромными. От вкусных запахов у нее потекли слюнки. Она решила как-нибудь обязательно заглянуть в эту забегаловку… после того, когда ее отстроят заново.
Взглянув на короткое крыло, включавшее в себя огромную автозаправочную станцию и какие-то технические приспособления для ремонта акпп москва, Баффи решительно направилась к главному входу. Она держала ухо востро на случай, если откуда-нибудь вдруг появится отбившийся от остальных зомби. Эти создания были настолько преданы своему делу, насколько это возможно для мертвого существа.
Ступив под навес — наконец-то спасение от дождя! — она замедлила шаг и напустила на себя вид бедной измученной девчушки, которую застала в дороге гроза. Баффи отжала волосы, но, поскольку она промокла с головы до ног, это вряд ли что-то изменило.
Она подошла к вращающимся дверям и уже собиралась толкнуть одну из них, но кто-то с другой стороны опередил ее.

Братья Звероватые «Оборотень против дракона»

Братья Звероватые "Оборотень против дракона"

Тварь с телом жирафа и головой пираньи взметнула длинную шею и хлопнула челюстями, проглотив голубя вместе с перьями.
— Лихо, — сказал Ульф. — А ведь могла и вам голову откусить.
Они очень осторожно двинулись дальше по мостику, минуя жилище горгоны. Та лезла на дерево, а вместо меха у нее были клубки извивающихся змей.
Потом внизу разверзлась черная крутящаяся дыра. Она громко верещала, втягивая в себя насекомых чтобы их уничтожить.
В последней выгородке обитал страхоглот с глазами, горевшими багровым огнем.
К тому времени, когда квадроциклы скатились по ту сторону мостика, инспектора Черноу натурально трясло.
А Ульф уже включил фару, въезжая в Темный Лес. Здесь он принялся петлять между деревьями, заставляя байк прыгать через корни и сухие ветки. Он очень любил Темный Лес, потому что здесь жила Тиана.
Питонаконда, свешивавшаяся с дерева, зашипела на инспектора, когда тот проезжал внизу. Черноу нервно оглядывался, следуя за Ульфом. Кругом на все лады подавали голоса лесные создания. Они ухали, пищали, выли, вопили…

Дмитрий Емец «Замурованная мумия»

Дмитрий Емец "Замурованная мумия"

Филька застал Кладоискателя в отличном настроении. Старый диггер сидел на своей лавке, курил вонючую сигарету без фильтра – он всегда так делал, даже когда его кто-то угощал сигаретой с фильтром, он его попросту отрывал – и напевал «По долинам и по взгорьям…». Филька решил, что с утра ему повезло в обмене. Порой какой-нибудь простак притаскивал, к примеру, крест времен наполеоновских войн и, не представляя толком, какое сокровище у него в руках, обменивал на несколько ничего не стоящих значков или на коллекцию юбилейных рублей Московской Олимпиады. Недавно вот так же личный кортик адмирала Нахимова променяли на фильтры для вентиляции мешочные.
– А, юное поколение земляных червей! – приветствовал он Фильку, на мгновение сдергивая шапочку со своей лысой головы. – Что видел? Где был?
Хитров неопределенно показал пальцем на асфальт: знак, понятный всем диггерам. Кладоискатель сразу все смекнул и хмыкнул.
– Ну-ну. Смотри, не перегни палку. Подземье не любит больно самонадеянных.
Уже по одному этому Хитров понял: Кладоискатель догадывается, что он пришел неспроста. К нему вообще просто так не заявляются, не такой он человек.
– Похоже, парень, тебе есть что мне рассказать, – произнес старик, внимательно разглядывая Фильку сквозь зеленые очки.

Джеймс Дашнер «Дневник загадочных писем»

Джеймс Дашнер "Дневник загадочных писем"

Тик разложил на столе первое письмо и обе подсказки, направив свет лампы прямо на черный шрифт. Он перечитал первое письмо М. Д., которое казалось скорее вступлением или пояснительной запиской. Последнее письмо сообщало, что «волшебные слова», которые нужно сказать в особый день, содержатся в начале, то есть, видимо, в начале переписки, но он решил оставить это на потом. Не больше одной вещи зараз, он не Юлий Цезарь.
Первая подсказка явно указывала на тот самый день, к которому ему нужно будет разгадать все загадки, которым еще предстоит до него дойти. Он сконцентрировался на тексте, снова и снова перечитывая его.
«Манипулируйте с календарем: неделя после вчера от дня после вчера, которое наступит за три недели до шести месяцев после шести недель от сего дня минус сорок девять дней плюс пять «завтра» и на следующей неделе это случится. Этот день вполне может изменить ход всей вашей жизни.
Должен сказать, надеюсь в этот день с вами встретиться».

Александр Мазин, Анна Гурова «МУМИЯ И ТРОЛЛЬ»

Александр Мазин, Анна Гурова "МУМИЯ И ТРОЛЛЬ"

На них заглядывались. Сотрудницы аэропорта, стюардессы, пассажирки и даже некоторые пассажиры. Неудивительно. В реальной жизни им подобные если и существуют, то прячутся за занавесками бизнес-класса. Их место — обложки «глянцев». Или — японские комиксы. И, само собой, — девичьи мечты. Но уж никак не эконом-класс рейсового «боинга».
Однако следует признать, что и в этой совершенно обыденной ситуации оба воплощения девичьих грёз вели себя совершенно естественно. То есть полностью игнорировали восхищенные взгляды и призывные улыбки. Один из эталонных красавцев, лет двадцати пяти с виду, в гламурных темных очках, большую часть полета просидел уткнувшись в ноутбук и занавесив длинными золотисто-рыжими волосами узкое породистое лицо. Лишь время от времени он нервно вскидывал голову, поворачивался к иллюминатору и замирал, демонстрируя всем желающим великолепный профиль.
Спутник рыжего вел себя куда спокойнее. Мужественный брюнет с кожей бледной, как мрамор, и неестественно алыми, будто выпачканными свежей кровью губами, он почти весь перелет от Лондона до Санкт-Петербурга продремал в кресле. Не пошелохнувшись. Будто и впрямь был мраморным изваянием. Тем более что сложен брюнет был ничуть не хуже тех, с кого ваяли античных героев.

Анна Гурова «Мой друг Бессмертный»

Анна Гурова "Мой друг Бессмертный"

Боль неожиданно отхлынула, как будто какой-то кран открыли, и она вся через него вытекла. Лешка перестал орать, приподнял голову, оглянулся. Сбивший его автомобиль, темно-синий «Фольксваген-пассат», косо стоял посреди дороги, а встречный поток машин кое-как, на маленькой скорости, просачивался сбоку. Неудачливый водила трясущимся пальцем тыкал пальцем в кнопки мобильника. Вокруг уже собрались зеваки, глядя на жертву ДТП с ужасом и любопытством. Рядом с Лешей стоял на коленях темноглазый бородатый мужик средних лет, крепко держа его за плечи горяченными руками и пристально глядя в лицо. На врача «скорой помощи» он не походил.
— Не шевелись, — сказал бородатый. — Дыши ровно. Не болит?
— Кажется, нет, — пробормотал Лешка.
Рука бородатого быстро огладила Лешкин затылок, пробежала по спине.
— И кости целы. Ну надо же…

Л.А. Гилман, Дж. Шерман «Пришельцы»

Л.А. Гилман, Дж. Шерман "Пришельцы"

— Святые небеса, — проговорил Руперт Джайлс, держа в руке нераспечатанный конверт. Он выскочил из двери библиотеки высшей школы Саннидейла так стремительно, что чуть не сшиб Баффи с ног.
— Джайлс…
Он в смятении оглянулся:
— В библиотеке полно народу!
— Это же библиотека, — улыбнулась Баффи, — люди приходят сюда, когда им хочется.
— Да, конечно. Но обычно здесь пусто. «Пусто» означало, что Джайлсу не надо с утра до вечера искать книги для школьников, а можно спокойно заниматься тем, ради чего он приехал в Саннидейл: быть Куратором нынешней Истребительницы вампиров и присматривать за всем, что происходило в Адовой Пасти.
И сама Баффи не радовалась посторонним в библиотеке.
Но сегодня за длинным столом, за которым обычно располагались Истребительница и ее друзья Ива, Ксандр и Корделия, сидели какие-то незнакомые люди. Пятеро девиц и парень. Они громко болтали и размахивали руками. Типичные ученики старших классов высшей школы.
Хотя что в этом городе типично? Сплошные вервольфы, ведьмы, невидимые девочки. Корделия, опять же…

К. Ш. Гарднер «Возвращение в Хаос»

К. Ш. Гарднер "Возвращение в Хаос"

Спрятавшись в тени, куда не доставал свет уличных фонарей, он впервые увидел их, двигавшихся быстро и бесшумно. Все сразу стало понятно.
Вампиры. Их преследовали вампиры.
Ксандр Гаррис вздохнул. Почему все прогулки по Саннидейлу заканчиваются именно этим?
Один из преследователей вышел из темноты и остановился, ожидая, пока они подойдут. Плохой знак, подумал Ксандр. Да, вампиры никогда не приносят радость.
— Просто не смотри туда, — сказал он девушке, идущей рядом. — Это ночная десятичасовая вылазка.
Баффи Саммерс, нахмурившись, взглянула на друга:
— Десять часов. Где он? Ксандр указал рукой:
— Вообще-то стоит под тем фонарным столбом. — Он посмотрел на часы. — Я ошибся. Сейчас десять семнадцать.
Баффи кивнула, заметив неподалеку высокого бледнолицего парня.

Евгений Гаглоев «Трианон»

Евгений Гаглоев "Трианон"

Наташа глубоко вздохнула и зажмурилась.
– Полюбит ли меня тот, кого я люблю? – спросила она, нащупала в колоде одну карту и вытянула ее.
– О! – усмехнулась графиня. – Взгляни-ка на это!
Наташа открыла глаза, и ее сердце забилось чаще. Она держала карту под названием «Влюбленные» – с изображением держащихся за руки мужчины и женщины.
– Эта карта обещает сильные любовные переживания, – пояснила графиня. – Но она же предлагает сделать выбор полотенцесушителей в Москве!
– Какой выбор?
– Если хочешь стать счастливой, тебе придется отказаться от чего-то для тебя дорогого.
– Но от чего?
– Этого я не знаю. – Графиня убрала карты в сумочку. – Тебе самой придется это решить, когда придет время. Но ты обязательно встретишь того, кто тебя полюбит, карты это обещают. А может, и уже встретила.
Наташа просияла.
– Не понимаю, почему ты до сих пор ничего не предпримешь? – спросила Шадурская. – Хочешь добиться его расположения? Действуй! Решительно, жестко, но при этом изящно и элегантно!

Евгений Гаглоев «Иллюзион»

Евгений Гаглоев "Иллюзион"

Он бежал изо всех сил, не веря своей удаче. Высокий, худой мужчина, неимоверно заросший, с изможденным лицом и темными кругами под глазами. Полы его длинного плаща развевались за спиной, высокая шляпа – что-то наподобие цилиндра – едва не сваливалась с головы от сильного встречного ветра.
Над Столицей заклятого мира бушевала настоящая буря. Черные ставни окон хлопали от ураганного ветра, стеклянная черепица сыпалась на мостовую, срываемая с крыш ужасными порывами. Несколько обломков угодило и в беглеца, сильно ударив его по спине, и все же он, как никогда, радовался непогоде. При такой грозе зорги, чудовищные псы-ищейки Императора, вряд ли учуют его запах.
Каблуки ботинок из толстой кожи громко стучали по стеклу тротуара. Пару раз беглец с хрустом поскользнулся на осколках черепицы и расшиб бы лоб, но чудом удержался на ногах. Он уже не думал об осторожности. Заветный ключ из зеленого хрусталя буквально жег его карман, а до особняка, в котором стояла магическая машина, оставалось всего ничего. Очень скоро он будет дома! После стольких лет плена он не мог думать ни о чем другом.
И тут позади, в величественном замке с высокими черными шпилями, возвышавшимися над городом, в главных покоях Императора взвыла пронзительная сирена.
Пропажу ключа обнаружили!