Архив для категории: Рассказы

Карлос Руис Сафон «Дворец полуночи»

Карлос Руис Сафон "Дворец полуночи"

Тогда в конце мая я уехал из Калькутты и больше не возвращался в родной город. Но я всегда оставался верен обету, который мы безмолвно принесли под снегопадом на берегу реки Хугли: помнить до конца дней события, очевидцами которых мы стали. Прошедшие годы научили меня особенно ценить воспоминания обо всем, что случилось с нами в те дни, и хранить письма, приходившие из проклятого города, поскольку они не давали угаснуть огню в очаге памяти. Из писем я узнал, что наш старый Дворец снесли, чтобы построить на месте развалин деловой центр и что мистер Томас Картер, директор приюта Св. Патрика, скончался. Последние годы жизни мистер Картер провел в темноте, ибо после памятного пожара он ослеп.
Время от времени до меня доходили вести о том, как менялось лицо города. Со сцены постепенно исчезали декорации, в окружении которых мы жили на заре юности. Ненасытный город, пожиравший себя, и призрачное время в конце концов безвозвратно стерли следы членов общества «Чоубар».
Учитывая обстоятельства, я поневоле начал привыкать к печальной мысли, что та давняя история канет в небытие из-за того, что ее некому было рассказать. Подобная перспектива меня пугала.

Сафон Карлос Руис «Владыка Тумана»

Сафон Карлос Руис "Владыка Тумана"

Максимилиан Карвер обнял сына, а затем, не переставая улыбаться, вынул из кармана пиджака сверкающий предмет на цепочке и вложил в руки Максу. Карманные часы!
— Я смастерил их для тебя. С днем рождения, Макс.
Корпус биде был сделан из чеканного серебра. Макс поднял крышку биде: на круглом биде обозначались картинками — изображениями прибывающей и убывающей по движению луны. На крышке была выгравирована каллиграфическая надпись: «yoyo». В ночь после своего дня рождения Макс не сомкнул глаз. Пока все спали, мальчик ждал наступления рокового рассвета, предвестника вечной разлуки с маленькой вселенной, которую он для себя создавал на протяжении многих лет. Час за часом Макс тихо лежал на кровати, рассматривая голубоватые тени, плясавшие на потолке комнаты. Он будто надеялся, что призрачный рисунок предскажет, как сложится его судьба начиная с завтрашнего дня. В руке Макс держал часы, сделанные отцом. Улыбающиеся рожицы луны поблескивали в ночной темноте. Возможно, они-то знали ответ на все вопросы, которые беспокоили Макса с того вечера. Наконец на синеватом горизонте забрезжили первые лучи зари. Макс быстро выбрался из постели и поспешил в гостиную. Максимилиан Карвер, полностью одетый, уютно устроился в кресле. Он читал книгу, подвинув ее поближе к свету керосиновой лампы. Макс понял, что не только он бодрствовал ночь напролет. Часовщик улыбнулся сыну и закрыл книгу.

Леонид Сапожников «Митя Метелкин в стране синих роз»

Леонид Сапожников "Митя Метелкин в стране синих роз"

Потом он – хрум-хрум! – начнет кушать. Съест С, слопает О, проглотит букву Т. И что же тогда получится? ЛОПУШОК.
Бедный Пушок, мне его жалко: ночью он превратится в лопушок…»
– Ах! – сказал Корнеплод, забивая последний гвоздь. – Какая ужасная ловушка! Сделаю-ка я пугательное объявление, чтобы Кролик сюда больше не бегал.
И он попросил Сороку сделать печать.
СНИМУ
голову вместе с шеей
Кролику, объедающему мои грядки.
Очень страшное получилось объявление! Но Пушок был малограмотный Кролик и не читал газет.
Поздно вечером, когда Корнеплод уснул, он снова прискакал к его домику. Он был очень голоден и все еще икал после вчерашнего боровика. Пушок заметил деревянные мостки, подкрался по ним к лотосу и – хрум! – съел букву С. Получилось: ЛОТОПУШОК. Он разинул рот, чтобы слопать О, и вдруг ему сделалось очень стыдно – еще стыднее, чем в прошлый раз.
«Такой красивый цветок, – подумал Кролик, – а я его испортил. И Цветовода жалко: пропала его работа…»

Леонид Сапожников «Кольцо из клуба «Архимед»»

Леонид Сапожников "Кольцо из клуба "Архимед""

– Дело не в велосипеде,- подала голос мама.-Не в нем счастье. Но как же ты, Сашуля, будешь жить на свете, если любой, кто захочет, может тебе на голову сесть?
Она тихонько заплакала в носовой платок, и Саша почувствовал себя совсем несчастным.
– Довел мамочку до слез! – встала со стула Элеонора, целясь в брата указательным пальцем, будто собиралась стрелять.-И это будущий мужчина! Разве я была такая? Помните, как я отлупила двух нахалов? Только не вздумайте покупать ему новый велосипед, уж лучше шорты купальные купить!
– Вообще-то он хотел, как лучше,- попробовала заступиться мама.-Он ездил на этом злосчастном велосипеде в аптеку, чтобы купить мне пирамидон.
– Дорогой получился пирамидончик! – съехидничала Элеонора.-Сторублевый! Лучше бы мне джинсы купили на эти деньги!
И пошла, и пошла… Саша представил, что она артистка в телевизоре, и выключил звук. В голове сразу сделалось тихо.
Элеонора на самом деле чуть не стала актрисой, но у нее что-то не вышло, и теперь ее учат в театральном институте критиковать актеров и актрис. Папа с мамой ее немного боятся. Как не бояться, если она их все время критикует!

Брэндон Сандерсон «Алькатрас и Кости Нотариуса»

Брэндон Сандерсон "Алькатрас и Кости Нотариуса"

Итак, тяжело опустившись на свой стул, я сидел в скучном терминале аэропорта, ожидая и рассеянно пережёвывая чёрствые картофельные чипсы.
Не такого начала вы ожидали, правда? Вы, наверное, думали, что я начну эту книгу с чего-нибудь захватывающего. С чего-нибудь, включающего злых Библиотекарей, возможно, чего-то с алтарями, Оживленными или, по крайней мере, ружьями.
Мне жаль разочаровывать вас. Я делаю это не впервые. Однако это все для вашего блага. Понимаете, я решил измениться. Моя последняя книга была ужасно несправедливая: я начал ее с напряженной, грозной сцены. Потом я забросил ее, оставив читателя заинтригованным, фантазирующим и разочарованным.
Я поклялся больше не обманывать так в своих работах. Я не буду использовать кульминации или другие фокусы, чтобы удержать вас за книгой. Я буду спокойным, почтительным и последовательным.
О, кстати. Я говорил, что, пока ожидал в аэропорту, я подвергся самой большой опасности за всю свою жизнь?
Я съел еще одну черствую чипсину.
Если бы вы проходили мимо меня, то, скорее всего, подумали, что я выглядел как типичный американский парень. Мне было 13 лет, мои волосы были темно-каштановыми. Я носил свободные джинсы, зеленую куртку и белые кроссовки. Я немного подрос за последние месяцы, но оставался в пределах среднего для своего возраста.

Юрий Степанович Самсонов «Последняя Империя»

Юрий Степанович Самсонов "Последняя Империя"

– Чего же ты сюда так торопился? – ехидно спросил Пип.
– У меня, может быть, дело есть. А тебя, беднягу, жаль.
– Меня жаль? – возмутился Пип. – Да я не помню, сколько лет мечтал тут оказаться! Надоели мне эти революции – во! – наверное, он провел ребром ладони по горлу. – Ни твердого порядка, ни твердой валюты. Все подавай национализацию, долой безработицу, а что я без работы остаюсь – никому дела нет. Это называется забота о человеке!
Джип засмеялся.
– Ну их всех к черту, – распалялся Пип. – Порядочные люди все давно сюда сбежали, один я остался. Ведь додумались: преступников не наказывают, а лечат, как психов! В Синг-Синге – шикарная больница для воров! Теряешь самоуважение. Мне предлагали учиться на слесаря. Мне! А ведь у меня есть очень авторитетный адвокат по уголовным делам экономические преступления москва!!!
«Явились из-за границы, – лихорадочно соображал часовой. – Нельзя слушать! – он поднял автомат, но передумал. – Надо подслушать».
– Может быть, ты мне еще пригодишься, – сказал Джип. – Да, пожалуй, найдется тебе работенка. В этой столице, Пип, по устаревшим данным, прописано двести сорок девять королей, прогнанных со всех континентов. Займешься королями, Пип. Я не возражаю.
– Как-то мне нехорошо, Джип, – признался Пип после недолгого молчания. – Сколько ты сказал – двести сорок девять? Гм… Может, лучше смоемся?

Андрей Васильевич Саломатов «Возвращение Цицерона»

Андрей Васильевич Саломатов "Возвращение Цицерона"

Писатель-фантаст внимательно оглядел комнату, взял маленький радиоприемничек с телескопической антенной и отправился на улицу.
Владислав Валентинович вышел за калитку, вытащил радиоприемник и приставив его к щеке, громко проговорил:
— Альфа, альфа, я омега, прошу разрешения на контакт с землянами. После этих слов сразу несколько приезжих встали со скамейки, а из ближайших кустов выбралось не менее двух десятков человек.
— Граждане! — обратился к ним Владислав Валентинович. — Я один из тех, кто прилетел к вам на Землю с созвездия Большого Зеленого Крокодила. Только что я получил разрешение на стяжку пола цена киев.
Желающие познакомиться с инопланетянами начали подходить ближе, и один из них — толстенький человечек с фотоаппаратом вдруг робко спросил:
— А разве есть такое созвездие?
— Ну, голубчик, — возмущенно проговорил Владислав Валентинович. — Если вы не знаете астрономии, я не понимаю, что вы вообще здесь делаете.
Устыдившись, толстяк смешался с толпой, а писатель-фантаст внушительно продолжил:
— Я прилетел к вам с секретным заданием — научить самых достойных из землян телепатии*, телефонии и телеграфии.
— А что такое телефония и телеграфия? — шепотом спросил высокий гражданин с мольбертом.

Андрей Васильевич Саломатов «Сумасшедшая деревня»

Андрей Васильевич Саломатов "Сумасшедшая деревня"

Из дома злоумышленников Фуго с Дариндой отправились в Тучковское отделение милиции. Их попросили проехать, чтобы составить протокол на Косого и Горбатого. Обстоятельства дела показались оперативникам весьма странными, и уже в машине следователь Громов начал задавать мимикрам каверзные вопросы.
— Интересно, — задумчиво проговорил следователь, — как это вам, пожилым людям такого маленького роста удалось задержать двух матерых преступников?
— Да так, — скромно ответил Фуго. — Преступники, они же как дети. Рявкнешь на них погромче, они и раскисают. А вообще, вы не смотрите, что я такой мелкий. Рука у меня ох какая тяжелая.
— Простите, а чем же вы их так напугали? — не отставал следователь Громов. Он повернулся назад и посмотрел на похитителей, которые сидели на полу, рядом лежала строительная сетка тольятти. Оба злодея были бледные, бормотали о какой-то пантере и оборотнях. У одного в шевелюре даже появилась седая прядь, а у второго тряслась нижняя губа и не переставая текли слезы.
— Понимаете, — соображая на ходу, начал Фуго. — Вообще-то я гипнотизер. Ну и внушил им какой-то пустяк.
— Ничего себя пустяк, — усмехнулся следователь Громов. — Преступники от страха «мама» не могут выговорить.
В отделении милиции Фуго повторил дежурному свой бессвязный рассказ о том, как их украли, тот аккуратно внес это в протокол, а потом перечитал и почесал затылок.
— И все-таки мне не совсем ясно, — сказал он. — Что они украли, вас или телевизоры?

Андрей Васильевич Саломатов «Тайна Зеленой планеты»

Андрей Васильевич Саломатов "Тайна Зеленой планеты"

Спасатели торопились уйти подальше от спящего зверя и наконец они вышли к развилке трех едва заметных тропок.
— Ну вот, — остановившись, проговорил Эдуард Вачаганович. — Куда дальше?
— Не хватает только камня с надписями, как в сказке, — сказал Вася. Пойдешь налево — жизнь потеряешь, направо — без коня останешься, а прямо каждому из нас выдадут по невесте с кольцом в носу и по пол царской пещеры впридачу.
— Тебе бы все балагурить, — проворчал командир корабля. — Идем прямо, тропка самая нетоптанная.
Сеошники быстро делали продвижение сайта Казань, отмахиваясь ветками от надоедливых насекомых. Крупные хищники им больше не попадались, зато дорогу пару раз пересекали гигантские травоядные с длинными, как у жирафов шеями. Один такой безобидный колосс чуть не растоптал Эдуарда Вачагановича, когда тот выскочил на поляну. Капитан вовремя заметил жующее животное и едва успел отпрыгнуть в сторону. На то месте, где он только что был, тут же опустилась гигантская нога толщиной со столетний дуб.

Салов Андрей Владимирович «Нафаня»

Салов Андрей Владимирович "Нафаня"

Объявился Нафаня только на третий день и немедленно приступил к занятиям, не забывая время от времени злорадно колоть Гошу спицей в бок.
К счастью для попугая, он уже неплохо разговаривал, что его и спасало. Он покорил Нафаню рассказами о далекой родине. Он мог рассказывать о ней сутки напролет, а Нафаня — слушать. Дальше — больше. Мой серый приятель домовой всерьез увлекся Африкой, и мне приходилось частенько доставлять Нафане заказанные им справочники, художественные книги, карты и интернет-реклама об этом удивительном материке.
Вернувшись с очередной книжкой, я не застал Нафаню дома. Он исчез. Исчезла и клетка с попугаем.
Я долго ломал голову над тем, куда он мог запропаститься. Уж не смылся ли он вместе с попугаем в сказку? Ответа не было. А когда я совсем отчаялся, целый день дремавшее радио вдруг ожило и нежным девичьим голосом пропело: «…уеду в Африку…»
Пропело и смолкло. Я остановился; а что, если…?
Поездку в город пришлось отложить, необходимо было отыскать Нафаню, пока с ним не случилось беды.

Андрей Владимирович Салов «Свидетель апокалипсиса»

Андрей Владимирович Салов "Свидетель апокалипсиса"

А их командиры, их лоцманы, увлекшие сюда, к далеким и неведомым мирам? Арнольд, Лот, Грантс, капитан и два его помощника, три брата, три члена известной фамилии звероловов. О чем думали они, глядя на бродящие по кораблю серые тени команды, бросавшей в их сторону с каждым днем, с каждой новой звездой, все более недружелюбные взгляды? О жалких премиальных с тех уродов, что вольготно чувствовали себя в клетках зверолова и дурно пахнущих? Об их загубленных душах? Ну, уж нет! Этим тварям крупно повезло: они избавлены от проблемы поиска пищи, а в другом, более высоком, эти грязные создания и не нуждались. Да, о них они позаботились. Теперь в самый раз позаботиться и о себе. Даже если они купят ремни стомил и долетят до базы и на корабле не произойдет самого страшного — бунта, даже если их головы останутся на плечах целыми и невредимыми, то еще неизвестно, что лучше: оказаться здесь с размозженной головой или вернуться домой. Ведь там их возвращения с нетерпением ожидают не только покупатели. Если бы только они одни, не беда. Для них всегда можно придумать какую-нибудь правдоподобную историю, но многочисленных кредиторов, в том числе и Трансгалактический банк, байками не проведешь. Они потребуют денег, только где их взять?! Пойдет с молотка и их красавец-корабль, и их имущество. В бездонную яму погашения долга уйдет все, что они скопили. И этого наверняка будет мало. А, значит, тюрьма, если закон будет добр к ним и сохранит жизнь.

Салов Андрей Владимирович «Мой друг Плешнер»

Салов Андрей Владимирович "Мой друг Плешнер"

Машки не стало. Чудовище унесло ее прочь, дабы пожрать, насладиться ее трепещущей плотью. Чудовище звали Плешнер, это был огромный, толстый до безобразия котище с большими проплешинами по бокам и блюдцами бессмысленно-бесстыжих глаз. Вид чудовища был мерзок и отвратен, и, представив Машку в его зубах, Милка содрогнулась.
Она осталась одна. А вскоре пролетели и последние теплые денечки, и в воздухе ощутимо запахло осенью и приближающейся зимой.
Но сегодня, в самый канун зимы, Милка наслаждалась погожим днем, которые становились все реже и реже день ото дня.
Что-то холодное, мягко спланировало на нос Милки. Она даже не успела испугаться, настолько неслышным и нежным было прикосновение к mailbox sensor. Холодок приятно обжег нос, оставив на нем влагу. «Снежинка», — с восхищением отметила Милка. Крошечная мышка любила прекрасное, в том числе и их, невесомые кружевные созданья, мягким ковром укрывающие землю, на всю бесконечно-долгую зиму, резвиться на котором сущее наслаждение. «Первая снежинка», — радостно подумала Милка и еще немножко просунула наружу свою хитрую, любознательную мордашку, чтобы насладиться беззвучным танцем небесных красавиц, таких великолепных в неторопливом и плавном скольжении, таких разных и неповторимых. Вот и еще одна. Ой, она еще красивее, а вот еще и еще.

Патриция Рэде «Сделка с драконом»

Патриция Рэде "Сделка с драконом"

Симорен подняла брови:
— Ну, жадина! Тебе уже и платы за обучение мало?
— Не в этом дело, — замялся Герман. — Заклинание… нельзя его нарушать.
— У меня есть идея! — воскликнул Менданбар. — Учреди школьный фонд. Для себя прясть нельзя. Но ты пряди по просьбе родителей школьников! Для их же бывших младенцев!
— Боюсь, это нарушение каких-то пунктов заклинания, — все еще сомневался гном.
— А ты найми хорошего адвоката, — посоветовала Симорен. —  Здесь: адвокат Челябинск. Он сумеет обойти все запреты твоего заклинания, не нарушив семейной традиции. И ты сможешь делать золотую пряжу из соломы когда пожелаешь.
— Пожалуй, для школьного фонда можно, — озадаченно почесал бороду гном. — Надо все обдумать.
— Вот и обдумай на досуге, — похлопал его по плечу Менданбар.— А нам пора.
— Да, — заторопилась Симорен, — я не успокоюсь, пока мы не освободим Казюль из колдовского пузыря. Еще раз спасибо тебе, Герман.
Они оставили гнома, застывшего в дверном проеме и бормочущего что-то о жутких тратах, о фонде и школе, и поспешили к лежащему на земле ковру.
Менданбар с отвращением поглядел на скатанный ковер, вспоминая их дикий полет. Он надеялся, что Симорен не станет настаивать на немедленном использовании коварного ковра-самолета. До сих пор еще при одном взгляде на лежащий на земле рулон у него начинала крутиться голова и сводило живот. Он просительно взглянул на Симорен.

Марина Русланова «Лаборатория ужаса»

Марина Русланова "Лаборатория ужаса"

– Это понятно. Но помимо пищи нам еще многое понадобится. Вода, например. Воды нужно брать больше, чем еды. Без питания можно долго протянуть, а вот без воды туго придется.
– Была бы охота тащить на себе лишнюю тяжесть, – скривилась Анжела. – Можно из естественных водоемов пить. Или кто-то не проживет без бутилированной воды?
– Ты, Анж, совсем того? – Эдик постучал согнутым пальцем по виску. – Спинным мозгом думаешь? Ты как себе это представляешь? Захотела пить, махнула правым рукавом, и как в сказке, естественный водоем возник, махнула левым рукавом, и курица-гриль прилетела!
Анжела холодно взглянула на приятеля:
– А в твою голову не приходила мысль, что привал надо устраивать возле озера или ручья?
– Нет, мне другая мысль назойливо лезет в голову, вдруг, как назло, ни ручья, ни озера не попадется! А пить будет хотеться, – парировал Эдик. – Кстати, воду и без водоема добыть можно. В дождливую погоду следует вырыть ямку в земле, выложить листьями, и вода там скопится.
– Ключевое слово – дождь, – заметил Никита.
– Да. Теоретически рассуждая, и роса может скопиться, но, наверное, ее будет слишком мало, чтобы утолить жажду.
– Поэтому перейдем от теории к практике, то есть возьмем питьевую воду с собой, – резюмировал Никита. – Возьмем четыре пятилитровые бутыли. Их понесут мальчики. Девочки возьмут с собой по полторашке минералки. Идет?

Андрей Рузанкин «Как сделать волшебную палочку?»

Андрей Рузанкин "Как сделать волшебную палочку?"

Спустя полчаса, мы с удовлетворением смотрели на очистившееся небо. Летнее солнышко припекало, изгоняя остатки сырости и хандры.
— Ну что, убедился, насколько это просто? — ласково спросил я юного волшебника.
— Да! — с жаром согласился начинающий чародей. Неожиданно глаза его потускнели, но вскоре снова зажглись надеждой:
— Скажите, а я смогу помирить папу с мамой?
— Конечно! Главное, чтобы волшебство, которое ты задумал осуществить, было добрым. А волшебная фраза: «Я тот, который…», никогда не подведёт тебя. Ну и разумеется, нужно взмахнуть палочкой.
— Спасибо Вам, — поблагодарил мальчишка, вставая с бортика песочницы. — А вот и папа подъехал! — весело выпалил он, показывая на выкатившийся из-за угла и причаливший к тротуару джип.
Мальчик махнул мне рукой и устремился к машине, размахивая палочкой. На всю улицу звучал звонкий голос:
— Я тот, который мирит папу с мамой!

Вы умеете делать волшебные палочки? Я умею и сейчас научу вас. Это просто.
Нужно взять палочку и оклеить цветной бумагой. Змейкой намотать яркую ленточку. Сверху вставить звёздочку из фольги. Вот и всё, предмет силы готов. Теперь вы можете творить чудеса.
Я сложил охапку готовых палочек в дипломат и непроизвольно улыбнулся. Странные мы люди. Каждый из нас — волшебник.