Архив для категории: Романы

Александр Конторович «Имперец. Книга 1. Живыми не брать!»

Александр Конторович "Имперец. Книга 1. Живыми не брать!"

На экране сменилась картинка — камера показала полуосвещённую улицу. На ней были видны несколько автомашин. Рядом с полицейской машиной возвышался характерный фургон «помогальников» (так окрестили в народе вспомогательный корпус сил поддержки правопорядка). Деловито сновавшие повсюду полицейские, казалось, совсем не обращают внимания на угловатые, закованные в сверхсовременную броню, безмолвные фигуры. Да, по правде говоря, они и впрямь были безмолвными. Я ни разу не мог вспомнить, чтобы они с кем-то общались. Русского языка они, похоже, не знали, во всяком случае — не разговаривали. А на все вопросы отвечали однообразно — вызывали условным сигналом по рации переводчика из местных, и он, как говорящая голова, отвечал за всех. А «помогальники» молча возвышались за его спиной, недвусмысленно покачивая стволами стрелково-гранатометных комплексов. Они почти никогда не вмешивались в действия полиции, но присутствовали практически всегда — их светло-серые фургоны можно было встретить абсолютно в любом месте.
Вот и сейчас они стояли по периметру площадки и, похоже, совсем не интересовались происходящим.
А полицейские деловито переворачивали тела, что-то подбирали с земли и фотографировали. Собирали оружие и, подойдя к большому ящику, картинно бросали туда калаши и пистолеты.
— …Благодаря слаженным действиям полиции и сил вспомогательного корпуса, была пресечена очередная выходка криминалитета. Бандиты собирались совершить нападение на склад, принадлежащий компании господина Акопова, — на экране мелькнула вывеска, а по низу экрана ненавязчиво пробежала строка рекламы, — но эта их попытка не привела к успеху. Прибывшим вовремя нарядом полиции было предложено нападавшим сложить оружие и прекратить противоправные действия. Они отказались и открыли огонь. Бандитам удалось легко ранить двоих полицейских…

Дмитрий Суслин «Наследство чародея»

Дмитрий Суслин "Наследство чародея"

Незнакомец остановился и стал внимательно осматривать стену, перед которой стоял. Стена была гладкая, и лишь изображения двух древних жрецов египетского бога солнца Ра были выбиты на ней умершим несколько тысячелетий назад художником. Жрецы были изображены склонившимися перед цветком лотоса, который держал в руках маленький мальчик в одежде фараона. Человек почтительно поклонился перед этим изображением, потом снял со лба алмаз и вставил его в маленькое углубление в центре цветка. Слегка нажал на него пальцем, и вдруг с тихим гулом стена поехала прочь, и перед человеком открылась длинная комната. Она была пуста на первый взгляд. Здесь не было ни золота, ни драгоценных камней, ни дорогих статуй и бесценной посуды. Не было ничего, что могло бы сделать богатым алчного человека, там была лишь очень пышная свадьба и очень грамотно выполнен декор свадьбы. И того, кто пришел сюда, нисколько не интересовали богатства, спрятанные в недрах земли и в сокровищницах пирамид. Он был равнодушен к блеску золота и алмазов. Зато он упал на колени, когда увидел надписи, коими были испещрены и стены и пол и потолок тайного помещения, о котором никто на Земле кроме него не знал. И никто кроме него не мог прочитать их. Откровения древних.
Пришелец упал на колени и долго тихо молился, прижавшись лбом к холодным плитам пола. Он тихо бормотал слова из древнего мертвого языка, и его зубы белели в темноте. Человек был похож на шакала, когда его тонкие губы криво вздрагивали и тянулись вверх. Когда молитва кончилась, он бросил с себя плац, и под ним оказался великолепный европейский костюм: смокинг и бабочка черного цвета и изумительной белизны рубашка.

Мэри Стентон «Дорога на Балинор»

Мэри Стентон "Дорога на Балинор"

— Я совсем забыл! — воскликнул Тредвел. — Конечно, есть. Ваша няня, Элиан Бонс, послала мне этот мешок несколько дней назад и попросила сохранить для вас! — Он с сомнением посмотрел на Ари. — Но он очень большой, ваше высочество. Сможете ли вы унести его? Маскировочная форма! Ари и сама забыла о ней.
— Мы заберем это отсюда, капитан, — пообещал Бег. — Линк, позови, пожалуйста, остальных — Мелиссу, Бэзила и Лори.
Линк побежал выполнять просьбу единорога. Вскоре вся шестерка собралась на палубе. Перед ними раскинулась гора Демонов. Ари добралась взглядом до вершины горы и съежилась.
Полчаса для Ари пролетели, как несколько секунд. Пока шестеро путешественников пили чай с овсяным печеньем, якорь «Утренней зари» был сброшен, шлюпка — спущена на воду. Палубный матрос привязал веревками небольшую гладко обструганную доску, чтобы получилось сиденье, и замер в ожидании дальнейших распоряжений.
Лори, непричесанная и хмурая, с недовольным видом спросила у капитана:
— Мы на это будем садиться?
Капитан Тредвел кивнул.
— А как он собирается забраться в шлюпку? — Лори показала пальцем на Бега. В глазах Бега мелькнула искорка веселья.

Джилиан Рубинстайн «Небесный лабиринт»

Джилиан Рубинстайн "Небесный лабиринт"

Когда Бен нерешительно потянулся к джойстику, Эндрю добавил:
— В конце концов, ты сам говорил, что я выдумал все наши приключения с космическими демонами. Чего же ты теперь боишься?
— Пожалуй, ничего, — со вздохом согласился Бен, и его маленькая фигурка запрыгнула в Небесный лабиринт.
Судя по всему, Эндрю не ошибся: ничего не произошло. Бен поиграл, сколько смог, потом Эндрю снова уселся за компьютер, и в течение следующего часа они менялись местами, но, кроме их крошечных двойников, в игре им не встретилось ничего угрожающего.
Хотя они исследовали уровень за уровнем, но так и не достигли конца Небесного лабиринта. При рекордном счете 76 Бен начал составлять карту игры, и тут Эндрю посетила великолепная идея.
— Подключи второй джойстик — предложил он. — Посмотрим, сможем ли мы играть вместе.
Они смогли. Более того — они могли расходиться в разные стороны, и экран делился надвое, позволяя каждому идти своим путем. Время от времени они встречались, и тогда экран снова соединялся. С двумя игроками счет начал расти гораздо быстрее, и скоро они обнаружили, что могут преодолевать участки, которые раньше казались непроходимыми.
— У этой игры есть одна особенность, — заметил Бен, нарушив напряженное молчание. — Ты безоружен и не можешь обороняться. Ты можешь только прятаться и уклоняться.
— Да, я думал об этом, — ответил Эндрю, ловко уклонившись от струи водопада. Из прошлого опыта он знал, что вода в нем ядовита. — Возможно, оружие появляется на более высоких уровнях. Но эта игра вообще не похожа на «Космических демонов», верно? В ней больше веселья.

Роулинг Джоан «Гарри Поттер и дары смерти»

Роулинг Джоан "Гарри Поттер и дары смерти"

Гарри провёл их в кухню, где, весело смеясь и переговариваясь, гости расселись на стульях и на других до блеска отполированных тетей Петуньей предметах кухонной мебели, кое-кто просто прислонился к безупречно чистым стенам: длинный и худой Рон; Гермиона, пышные волосы которой были собраны в длинную косу; одинаково улыбающиеся Фред и Джордж; длинноволосый Билл, весь в шрамах; лысеющий Мистер Уизли с его добрым лицом и немного кривыми очками; испытанный битвами Шизоглаз, одноногий и с волшебным ярко-голубым глазом, который крутился в глазнице; Тонкс с её любимыми короткими розовыми волосами; седеющий Люпин, весь в морщинах; стройная белокурая Флёр; лысый Кингсли с широкими плечами; Хагрид со своей всклокоченной шевелюрой, которому пришлось пригнуться, чтобы не упереться головой в потолок, сделанный компанией натяжные потолки в спб; а ещё Мундунгус Флетчер, маленький грязный подлый старичок. Сердце Гарри готово было разорваться от переполнявших его теплоты и нежности. Он был безмерно счастлив всех их видеть, даже Мундунгуса, которого он пытался придушить во время их последней встречи.
— Кингсли, я думал, ты охраняешь Премьер-министра магглов, — сказал он через всю комнату.
— Он может прожить без меня одну ночь, — сказал Кингсли. — Ты гораздо важнее.
— Гарри, угадай, что! — сказала Тонкс со стиральной машинки, шевеля пальчиками левой руки, на одном из которых сияло кольцо.
— Вы поженились? — вскрикнул Гарри, глядя то на неё, то на Люпина.
— Нам жаль, что тебя не было с нами, Гарри, это было тихое мероприятие.

Роулинг Джоан «Гарри Поттер и Кубок Огня»

Роулинг Джоан "Гарри Поттер и Кубок Огня"

Болгарский маг неожиданно заметил шрам Гарри и стал громко и возбуждённо о чём-то лопотать, указывая на шрам пальцем.
— Я так и знал, что до него дойдёт в конце концов, — устало сказал Фадж. — Я не особо силён в языках. Для таких вещей мне нужен Барти Крауч. Ага, я вижу, его домовой держит ему место… Правильно, а то эти болгарские типы пытались заграбастать все лучшие кресла… ага, а вот и Люциус.
Гарри, Рон и Гермиона быстро обернулись. Вдоль второго ряда к трём всё ещё свободным местам пробирались ни кто иные, как бывшие хозяева Добби: Люциус Малфой, его сын Драко и женщина, которая, очевидно, была его матерью.
Гарри и Драко Малфой были врагами с их первой поездки в Хогвартс. Бледный, с острым лицом и светлыми волосами, Драко был копией отца. Мать его тоже была блондинкой, высокой и стройной. Её можно было бы назвать красивой, если бы её лицо не носило такое выражение, словно ей только что подсунули под нос нечто очень вонючее.
— А, Фадж, — сказал мистер Малфой, протягивая руку Министру Магии. — Как вы? Кажется, вы не знакомы с моей женой Нарциссой и нашим сыном Драко?
— Очень приятно, очень приятно, — сказал Фадж, улыбаясь и кланяясь миссис Малфой. — А мне позвольте представить вам мистера Обланска… Обалонска… мистера… а… в общем, Министра Магии Болгарии. Он не понимает ни слова из того, что я говорю, так что, неважно. И ещё… я так понимаю, вы знакомы с Артуром Уизли?
Наступила натянутая пауза. Мистер Уизли и мистер Малфой взглянули друг на друга, и Гарри отчётливо вспомнил последний раз, когда эти двое встречались лицом к лицу: в книжном магазине у «Флориша и Блоттса», причём встреча завершилась дракой. Холодные серые глаза мистера Малфоя скользнули по лицу мистера Уизли, а затем по всему первому ряду.

Роулинг Джоан «Гарри Поттер и узник Азкабана»

Роулинг Джоан "Гарри Поттер и узник Азкабана"

Рон молча уставился на Гермиону. Она открыла сумку, вынула новый учебник Арифмантики, и прислонила его к графину с соком.
— Думаю, Прорицание — очень запутанная наука, — сказала она, ища нужную ей страницу. — По мне, так там много выдумок.
— Но было же очевидно, что в чашке Грим! — горячо возразил Рон.
— Ты не был так уверен, когда говорил Гарри, что это овца, — холодно отозвалась Гермиона.
— Профессор Трелони сказала, что у тебя неправильная аура! Тебе просто не нравится в чём-то не успевать!
Он коснулся больной темы. Гермиона так сильно хлопнула книгой по Арифмантике по столу, что кусочки мяса и морковки разлетелись повсюду, нужно срочно приобрести холодильник для мяса.
— Если хорошо успевать по Прорицанию означает, что я должна притворяться, что вижу смертное предзнаменование в горстке чаинок, я не уверена, что больше хочу им заниматься! По сравнению с Арифмантикой — этот предмет — абсолютная ерунда!
Она схватила свою сумку и гордо удалилась.
Рон хмуро посмотрел ей вслед.
— О чём она? — спросил он Гарри. — Она же ещё не была на Арифмантике.

Роулинг Джоан К «Гарри Поттер и тайная комната»

Роулинг Джоан К "Гарри Поттер и тайная комната"

Уже не в первый раз в доме номер четыре по Привит Драйв за завтраком разгорелся спор. Ранним утром от громкого уханья, доносившегося из комнаты племянника Гарри, проснулся мистер Вернон Дёрсли.
— Третий раз за неделю! — ревел он через весь стол. — Если не можешь справиться с этой совой, от неё придётся избавиться!
Гарри снова попытался объяснить.
— Ей скучно, — сказал он. — Она привыкла летать на улице. Если бы я мог выпускать её на ночь…
— Я что, похож на идиота? — зарычал дядя Вернон, у которого с мохнатых усов свисал кусочек яичницы. — Я знаю, что случится, если её выпустить.
Он обменялся мрачным взглядом со своей женой Петунией.
Гарри попытался поспорить, но его слова утонули в протяжной громкой отрыжке сына Дёрсли — Дадли.
— Хочу ещё бекона.
— На сковородке есть ещё, сладусик, — ответила тетя Петуния, взглянув влажными глазами на дородного сыночка. — Нам нужно хорошенько покормить тебя, пока есть возможность… Не нравится мне это школьное питание…

Роулинг Джоан К «Гарри Поттер и философский камень»

Роулинг Джоан К "Гарри Поттер и философский камень"

Мистер и миссис Дурсли, проживающие в доме 4 по Оградному проезду, были совершенно нормальными, благодарим покорно, и этим гордились. От них менее всего можно было ожидать чего-нибудь странного или таинственного, поскольку подобной ерунды за ними попросту не водилось. Мистер Дурсли работал управляющим в фирме, которая называлась «Грюннингс» и занималась производством дрелей. Он был крупный, мясистый мужчина; шеи у него почти не было вовсе, зато были длинные усы. Миссис Дурсли была тощая, со светлыми волосами и двойной, против обычного, порцией шеи — что было очень удобно, так как большую часть времени она проводила, подглядывая через забор за соседями. У четы Дурсли был маленький сыночек по имени Дадли и, по их мнению, лучшего ребёнка было просто не найти.
У семьи Дурсли было, в общем, всё, чего им хотелось, но ещё вдобавок к этому у них была тайна, и больше всего на свете они боялись, что кто-нибудь эту тайну откроет. Если бы кто-то узнал про Поттеров, они бы этого скорее всего не перенесли. Миссис Поттер приходилась миссис Дурсли сестрой, но они уже несколько лет как не общались; более того, миссис Дурсли старалась делать вид, что никакой сестры у неё нет и никогда не было, потому что сестра эта, на пару со своим обормотом-муженьком, вела себя настолько не по-Дурслийски, насколько вообще можно было себе представить. Семейство Дурсли прямо дрожь пробивала, если им вдруг случалось подумать, что сказали бы соседи, если Поттеры объявились бы на их улице. У Поттеров тоже был маленький сын, Дурсли это знали, но никогда его не видели.

Джеймс Кэмерон «Аватар. В поисках На’ви»

Джеймс Кэмерон "Аватар. В поисках На'ви"

ЗЕМЛЯ. Но это не та Земля, к которой мы привыкли, Земля, покрытая густыми лесами и населённая миллиардами живых существ, многие из которых ещё не открыты. Земля, чьи океаны кишат рыбами самых невероятных форм и расцветок. Нет. Это Земля недалёкого будущего, где лишённые красок города тянутся до самого горизонта, а крыши домов упираются в небо. Любая площадь напоминает Таймс-Сквер с её мелькающими огнями и крикливой рекламой. И на всё это смотрят тысячи людей, спешащих по своим делам. Они носят маски, чтобы фильтровать загрязнённый воздух. Это совсем другая Земля. Земля, на которой живёт Джейк Салли.
Всё, что нужно Джейку от жизни, — это идея, за которую можно было бы сражаться. Сильные руки и дурная репутация привели к тому, что Джейк оказался прикован к инвалидной коляске. Уже несколько лет Джейк не может ходить. Он храбро сражался в морской пехоте и в одной из множества затеянных людьми войн получил ранение. И теперь уволенный из армии, Джейк день за днём ведёт непрерывную борьбу с судьбой в поисках смысла жизни.
— Доброе утро, солнышко! — Джейк открыл глаза и первым делом ощутил головную боль. Он вспомнил, что находится в космическом корабле, вот уже пять лет несущемся прочь от Земли. Одновременно с ним проснулись ещё сотни людей. Вокруг них плавали в невесомости корабельные врачи. В ближайшее время Джейк должен был ступить на Пандору — спутник планеты Полифем. Её атмосфера ядовита для человека — вдохнув воздух Пандоры, можно умереть уже через пару минут.

Анна Овчинникова «Сламона»

Анна Овчинникова "Сламона"

В конце августа в Шеке и Лиме начинают желтеть на деревьях листья, и трава в городах покрывается серой пылью. На Тысячу Островов накатывают с севера низкие тучи, маяки утробно гудят в тумане, под их печальное пение от берегов уходят косяки рыб. В Палангуте жнут хлеб, над Джамблом оголтело мечутся чайки, в северных номах прочищают дымоходы и чинят камины — а по всей стране сиротские дома готовятся передать своих старших воспитанников в приюты.

Вечером двадцать шестого августа на втором этаже сиротского дома Госхольна царил небывалый порядок. В спальне старших все подушки лежали на своих местах, все книги аккуратно стояли на полках, в углу сиротливо скучали игрушки, — а девятилетние ветераны смирно сидели на кроватях и ждали, когда их позовут в директорский кабинет.
Сегодня должно было случиться то, о чем им талдычили много лет, но что всегда казалось им таким же далеким, как ужин в самом начале дня: сегодня столичные дядьки решат, кто из них останется в Госхольне, а кого отправят в другие города, где есть школы для юных физиков, химиков и даже — обалдеть можно! — фи-ло-ло-гов. Ну, и для всяких других ненормальных типов. Но даже те везунчики, которые останутся в Госхольне, никогда больше не увидят ни этой комнаты, ни футбольной площадки на заднем дворе, ни уютного убежища под крыльцом между двумя кленами, — словом, ничего из того, что всю жизнь было их единственным обжитым и незыблемым миром… А там, в приюте, все будет уже не так, как здесь, и там они будут уже не САМЫМИ СТАРШИМИ, а, наоборот, самыми младшими — целый огромный, длиннющий, бесконечный год! А городская школа, куда им придется ходить с настоящими Домашними Детьми? А свирепые приютские воспитатели? А незнакомые взрослые ребята в приюте?

Ребекка Места «Юные рыцари-джедаи 5: Крепость Вейдера»

Ребекка Места "Юные рыцари-джедаи 5: Крепость Вейдера"

На короткой траве, покрывавшей посадочную площадку перед Академией джедаев, сверкали капли росы. После утреннего дождя свет Явина-4 казался особенно ярким. Из джунглей доносился запах листьев и цветов.
Энакину Соло, в ожидании глядевшему в небо, воздух казался приятным, влажным и тёплым. Он откинул упрямую каштановую чёлку, спускавшуюся прямо на льдисто-голубые глаза, и прикрыл лицо выставленной козырьком ладонью, чтобы лучше видеть. Скоро она прилетит, думал он. Рядом стояла лучшая подруга Энакина, Тахири, босиком на подстриженной траве. Её светлые волосы свободно развевались по ветру, а глаза цвета морской волны тоже следили за небом. Рядом с ней стоял Ульдир, крепкий мальчик, сын пилотов космического грузовика. Его надменное лицо обрамляли лохматые каштановые волосы.
Не так давно Ульдир тайно проник на звездолёт и прилетел в Академию, надеясь стать джедаем. Он хотел убедить дядю Энакина, Люка Скайуокера, разрешить ему учиться — хотя на самом деле он не обладал способностями к управлению Силой. Ульдир был на несколько лет старше Энакина, но, несмотря на это, с двумя самыми юными учениками Академии у него сложились самые дружеские отношения.
Против обыкновения, и Тахири, и Ульдир сегодня были молчаливы. Энакин чувствовал нарастающее нетерпение.
— Мы ждём уже целый час, — заметил он.
— Думаешь, что-то случилось? — пожал плечами Ульдир.

Т.Крюкова «Волшебница с острова гроз»

Т.Крюкова "Волшебница с острова гроз"

Дорога лежала через рощу и луг, по краю которого росли старые раскидистые липы. Молодая, но уже окрепшая трава покрыла землю густым зелёным ковром, в котором желтели одуванчики и синели незабудки. Для начала июня день выдался необычно жаркий. Прячась в тени лип, Марика дошла до озера. На обрывистых берегах росли сосны. В воздухе витал едва уловимый терпкий аромат смолы. На противоположном берегу в солнечных лучах красноватые стволы сосен отливали медью.
Марика скинула с себя одежду и с разбегу бросилась в озеро. Несмотря на жару, вода ещё не прогрелась. Кожа покрылась мурашками. Марика плескалась и ныряла, и вода, как по волшебству, смывала горести и печали. Тревога ушла, и душа наполнилась покоем. Наигравшись, девочка вылезла на берег. Она отжала густые волосы и накинула одежду прямо на мокрое тело. Возвращаться домой не хотелось. Марика подняла плоский камень.
Она научилась ловко запускать камешки ещё маленькой девочкой. Тогда ни один мальчишка не мог победить её в этом мастерстве. Где сейчас друзья её босоногого детства? Наверняка по-прежнему колесят по дорогам и думать о ней забыли. А она живёт в довольстве, но в неволе, как птица в золотой клетке. С тех пор как она встретила Глеба, у неё больше не было друзей. В таборе она была своей, а здесь все чурались её. Для дворовых ребят она была богатейкой, а для детей знати — дикаркой. Впрочем, она могла бы смириться с этим, если бы Глеб как раньше делился с ней своими тревогами и радостями.

Джон Кристофер «Огненный бассейн»

Джон Кристофер "Огненный бассейн"

С этим она вышла из комнаты. Подумав немного, я решил, что разница не так уж велика. Спрятав одежду в гостиной, я смогу выскользнуть, когда он уснет, и одеться. Я твердо решил, как и собирался, уйти в полнолуние.
В последующие два дня лили сильные дожди, но потом прояснилось, и сильная жара высушила землю. Все шло хорошо. Перед сном я спрятал одежду, вещевой мешок и несколько буханок хлеба. После этого нужно было лишь не уснуть, а поскольку я был возбужден, это оказалось нетрудно. Постепенно дыхание Генри на другой стороне комнаты стало ровным и глубоким, как это бывает во сне. Я лежал и думал о путешествии: море, чужие земли за ним, Большое озеро и горы, на которых все лето лежит снег, или купить туры в узбекистан. Даже без того, что я узнал о треножниках и шапках, эта мысль была восхитительна.
Луна поднялась до уровня моего окна, и я выскользнул из постели. Осторожно открыл дверь спальни и тихонько закрыл ее за собой. В доме было очень тихо. Лестница немного заскрипела у меня под ногами, но никто не обратил на это внимания, даже если слышал. Дом был деревянный, старый, и ночные скрипы не были в нем необычны. Пройдя в гостиную, я отыскал одежду и быстро оделся. Потом вышел через дверь, ведущую к реке. Мельничное колесо было неподвижно, а вода журчала и всплескивала — черная с серебряными пятнами.
На мосту я почувствовал себя в безопасности. Через несколько минут я буду за деревней. Кошка осторожно прошла по булыжникам; другая у дверных ступенек облизывала блестящую в лунном свете шерсть. Собака залаяла, услышав меня, но недостаточно близко, чтобы поднять тревогу. Миновав дом вдовы Инголд, я побежал. Я добрался до убежища, тяжело дыша, но довольный, что меня никто не заметил.

Владислав Крапивин «ГВАДЕЛОРКА»

Владислав Крапивин "ГВАДЕЛОРКА"

Помидоры сияли на солнце. Горели, как стоп — сигналы, собранные в большую горсть. Они лежали в сумке, сплетенной из капроновой лески, и вместе с ней качались над немощеной дорогой деревянной улицы. Сумку несла пожилая особа с прямой спиной. Она держала сумку в левой руке, а в правой — крепкую трость с узловатыми гладкими суставами.
Особу украшала сверху белая кружевная кепочка, а костюм ее состоял из похожей на мешочный куль кофты и узких клетчатых брюк.
Судя по трости и походке, характер у пожилой дамы был твердый.
За хозяйкой помидоров следовал в десяти шагах герой нашей книги — московский пятиклассник Ваня. Точнее — шестиклассник, поскольку с пятым классом он покончил счеты три недели назад.
В начале июня Ваня приехал сюда на каникулы и теперь не спеша, с осторожным любопытством, знакомился с неведомым раньше городом…
А за решительной дамой Ваня шел просто так, без особых причин. Нравилось Ване смотреть на помидоры, от которых будто бы разлетались алые бабочки. Так ему казалось сначала. А сравнение со стоп — сигналами пришло во вторую очередь, но тоже было интересным…