Архив для категории: Сказки

Дмитрий Суслин «Предводитель мух»

Дмитрий Суслин "Предводитель мух"

Ивана Ивановича Краснобаева я знаю с того самого времени, когда он никаким Иваном Ивановичем и не был, а был просто Ванькой со второго подъезда. Мы жили с ним в одном доме, когда еще были мальчишками, играли в футбол, лазали по деревьям и ходили в школу.
Не могу сказать, что он был моим лучшим другом. Скорее просто приятелем. Да и возрастом он был старше меня на целых три года, а для мальчишек это солидная разница. Но все же он был отличным пацаном и нас, тех, кто младше, никогда не обижал.
Подружились мы с ним позднее, когда уже стали взрослыми людьми. Я несколько раз менял местожительства, учился, работал, потом стал писателем и целые дни напролет проводил за письменным столом и понятия не имел, кем стали мои прежние дворовые друзья.
И вот однажды судьба случайно привела меня в мой старенький дом. И вдруг смотрю через милый моему сердцу двор идет мой лучший друг Сережка Павлов, которого я не видел лет пятнадцать.
Увидели мы друг друга, обрадовались и крепко обнялись.
– Как ты здесь оказался? – спрашиваю я его.
– Так меня Иван Иванович позвал, – отвечает он мне. – А ты разве не к нему идешь?
– Что за Иван Иванович? – удивился я.

Дмитрий Суслин «Незнайка на Диком Западе»

Дмитрий Суслин "Незнайка на Диком Западе"

Земля огромная и круглая, и каких только стран и народов на ней нет. Но я вам рассказу только про одну небольшую страну, потому что события, о которых рассказывается в этой книге, происходили именно здесь.
Страна эта называется Дикий Запад. Кто ее так назвал, никто не знает, и в учебниках географии об этом не сказано ни слова. Но, тем не менее, страна эта существует. Находится она за океаном, и вся сплошь состоит из песчаных пустынь, которые на языке этой страны называются прериями. Кроме прерий здесь есть только горы, а в них огромные ущелья, которые называются каньонами. Не правда ли красивые слова? Прерия, каньон. Дикие, необузданные. Наверно именно поэтому и страна эта называется Дикий Запад. А может потому, что на ней живут дикие люди. Первобытные охотники. И они тоже называют себя красивым словом. Индейцы. У них слегка красноватая кожа, одежды они носят совсем немного, зато на головах у них роскошные головные уборы из орлиных и соколиных перьев. Это красивые, благородные и мужественные люди. Они только и занимаются тем, что охотятся на бизонов, стреляют из луков и охраняют золото, которое спрятано в их глубоких и тайных пещерах.
Вот это золото и породило слухи о богатстве этой страны. И сразу со всех сторон сюда хлынул поток путешественников, искателей приключений и всех тех, кто хочет разбогатеть. Эти люди думали, что золото здесь лежит прямо под ногами и просто не надо лениться, чтобы поднять его. Они думали, что и камни здесь золотые, и песок золотой.

Дмитрий Суслин «Супербабушка»

Дмитрий Суслин "Супербабушка"

В одном городе жила была самая обычная семья. Папа, мама и двое ребятишек – Саша и Даша, брат и сестра. Мама и папа были обыкновенными родителями, а вот Саша и Даша были самыми настоящими близнецами двойняшками. Они носили одинаковые прически, а когда надевали одинаковую одежду, и вставали перед зеркалом, то невозможно было отличить одного от другого. Даже папа иногда их путал, сердился и заставлял Дашу носить большой красный бант, который она терпеть не могла, и джинсовый сарафан, который девочке нравился. Но иногда Маша одевалась в точности, как ее брат, и это значило, что брат и сестра решили заняться своим любимым делом – дурачить честных граждан. Как говорила Даша: «Надо же как-то использовать наше удивительное сходство». На это они были великие мастера, и окружающие их опасались. Кому нравится, когда их дурачат?
Главной заводилой во всех проказах была Даша. Мама легко отличала ее от Саши по озорному блеску в глазах и хитрой улыбке. Саша был на двадцать минут старше сестры и поэтому выглядел солидным и серьезным. Родители всегда удивлялись, как это Даша умудряется крутить им как хочет. Все ее выдумки он принимал всерьез и делал все, что ему велела сестра.
Так, например, однажды они поймали в подъезде двух совершенно одинаковых котов, черных как гуталин и пошли с ними в подъезд. Сначала в одну из квартир позвонила Даша. Ей открыла женщина с башней волос на голове.

Георгий Георгиевич Почепцов «Нюх-нюх, вперёд!»

Георгий Георгиевич Почепцов "Нюх-нюх, вперёд!"

Жил себе профессор Ароматик. Одни профессора изучают растения, другие — животных, а профессор Ароматик изучал запахи. И собирал их. У него на полках стояли тысячи колбочек с разными наклейками. Здесь были запахи и ландыша, и моря, и свежескошенной травы, и даже дымящейся яичницы. И ещё у профессора была нюхмашина, которая могла узнать, запомнить, определить любой запах. Положат перед ней колбасу, она понюхает и загорятся цифры 6311. Профессор посмотрит в свою записную книжку и скажет: «Молодец, машина, правильно. Это докторская колбаса». И сделает себе бутерброд. А машине даст за это новую батарейку.
А стрелкой своей нюхмашина по имени Нюх-нюх показывает, откуда запах. Поэтому профессор мог с ней охотиться за запахами.
Однажды профессор положил нюхмашину на стол. А потом по рассеянности, взяв в руки телефонную трубку, набрал диск не телефона, а нюхмашины. Машина загудела и указала путь. «Что это такое? — подумал профессор. — Это совершенно новый запах. — И сверился со своей записной книжкой. — Такого нет в моей коллекции», — убедился он.
И профессор бросился на поиски. Нюхмашина вела его по улице, подвела к девятиэтажному дому. Не захотела ехать на лифте, а побежала по лестницам. Профессор за ней. И вот остановилась перед пятидесятой квартирой. Ради науки профессор нажал кнопку.

Георгий Георгиевич Почепцов «Приключения робота»

Георгий Георгиевич Почепцов "Приключения робота"

Волшебник Аспарагус, несмотря на свои тысячу лет, был очень современным человеком. Он всегда любил все самое новое. Пятьсот лет назад он первым среди волшебников завел себе механические часы, десять лет назад он раньше всех купил электронные. А еще у него были электрические кофемолка и кофеварка, цветной телевизор самой последней модели, не говоря уже о пылесосе и полотере. Когда во всех магазинах стали продаваться электронные калькуляторы, он первый купил себе этот маленький компьютер. Даже раньше самого главного волшебника. Хотя считать ему особенно было нечего, но потому он и был хорошим волшебником, что любил все новое.
Когда вокруг заговорили о роботах, Аспарагус задумчиво почесал затылок. Даже само слово «робот» понравилось ему. Поэтому ничего другого не оставалось, как, вооружившись сложными схемами, разобрать на составные части свои электрические кофемолку и кофеварку, цветной телевизор, электронные часы и сорок два компьютера, чтобы наколдовать и себе настоящего робота.
Время от времени, пощипывая бороду, Аспарагус называл по схеме какую-то деталь, и она устремлялась на место, которое предназначалось ей в новой конструкции. К вечеру робот был готов.
Аспарагус обошел его со всех сторон и от всей души чмокнул в холодную металлическую щеку.

Георгий Георгиевич Почепцов «Кубик»

Георгий Георгиевич Почепцов "Кубик"

Митя бежал по улице и на ходу уплетал бутерброд. Он спешил к телевизору: в шестнадцать ноль-ноль должны были показывать мультики.
Вдруг на дорожке, ведущей к дому, Митя заметил черный кубик. Он весело блестел на солнце.
Митя на ходу нагнулся, подхватил кубик и побежал дальше. «Дома рассмотрю», — решил он.
Митя посмотрел первый мультик и только тогда вспомнил о кубике. Вот теперь самое время его разглядеть. Он достал кубик и повертел его в руках. Пять сторон были черные, а на шестой белел кружок с цифрой «пять» посередине.
Кубик был легкий, пластмассовый и на вид совсем обычный.
Вот только — кружок с пятеркой. Что бы это значило?
Митя покрутил-повертел кубик, подбросил его и машинально нажал на кружок. Внутри что-то щелкнуло. И все…
А по телевизору снова показывали мультик. Только почему-то опять тот же самый. Да еще с середины. Не могут даже мультик по-человечески показать!
Митя снова нечаянно нажал на кружок. Да это просто кнопка!

Георгий Георгиевич Почепцов «Таинственное стеклышко»

Георгий Георгиевич Почепцов "Таинственное стеклышко"

Иван Михайлович — наш самый любимый городской милиционер. И не потому, что он самый главный. И не потому, что у него такой взгляд, что выдержать его могут только правдивые люди. Нет. Нет. И нет. Просто он очень хорошо умеет распутывать самые запутанные дела.
Обычно они попадают ему в руки в виде бумаг, фотографий, графиков. Но как-то…
Однажды ему потребовалась срочная консультация в Институте гипноза. По делу номер… Есть в нашем городе такой интересный институт Если стать на центральной площади, то слева будет улица, а за нею скверик. Он именно там.
Иван Михайлович осторожно открыл дверь института. Все же название его было не из привычных.
— Скажите, пожалуйста, как пройти к директору? — начал было спрашивать он у вахтера. Но с изумлением увидел, что вахтер спит. Спал он как-то странно — совсем-совсем неудобно. Так не заснешь.
А может, он загипнотизирован? Наверное, так у них принято. Экспериментировать прямо на рабочей месте.
Иван Михайлович стал сам рассматривать надписи на дверях и стенах, чтобы найти директора. И удивился. Везде в коридорах вместо привычных табличек «Не курить» были развешаны таблички «Не гипнотизировать». А в конце коридора вместо обычной таблички «Место для курения» висело «Место для гипноза».

Георгий Георгиевич Почепцов «Удивительное изобретение»

Георгий Георгиевич Почепцов "Удивительное изобретение"

Володя был изобретателем.
Вы, наверное, сразу представили себе толстого дяденьку с чертежами под мышкой и огромным портфелем. Вовсе нет. Он был такой же мальчик, как и все. Поэтому изобретения его были совсем непохожими на те, которые придумывают взрослые.
Например, шарик. Но не простой, а шарик-ванномойка. Он весь был покрыт щеточками, будто зарос, потому что перестал ходить в парикмахерскую. Посыпаешь ванну порошком для чистки и начинаешь играть в теннис этим шариком. Ванна становится чистой, а ты заодно тренируешься перед спортивными состязаниями. Это шутка, подумаете вы. Но, по крайней мере, теперь чистить ванну было не скучно. Так что ванна в доме у Володи всегда была чистой.
Кое-кто может решить, что изобретение это не такое и полезное, потому что оно появилось от лени. Не хочется мыть ванну, как все, руками, вот и придумал шарик. Может быть. Потому что изобретатели — это одновременно и очень трудолюбивые, и очень ленивые люди. Это они придумали, например, телефон, чтобы не бегать на другой конец города и не спрашивать о домашнем задании по алгебре на завтра. Это они провели в дома газ, чтобы не колоть дров. Это они придумали лифт, чтобы не носить эти дрова на второй этаж. Но когда провели газ, то и лифт решили оставить, так как поленились от него избавиться.

Георгий Георгиевич Почепцов «По морям, по волнам»

Георгий Георгиевич Почепцов "По морям, по волнам"

— Почему ты ничего не говоришь? — наконец забеспокоился голос.
— Как? Я? А ты… вы… почему? Вы молчите, и я молчу.
— Мы гости. Ты первый должен спросить, что у нас случилось и не нужна ли помощь.
— Ладно, — согласился Сашка. — Что с вами случилось? Так?
При этом он на всякий случай снова посмотрел по сторонам. Постепенно он начинал верить, что все это правда.
— У нас поломка, — быстро откликнулась жестяная банка и заиграла всеми цветами радуги мастербатчи. — Мы не можем взлететь.
— Это ничего, — принялся утешать банку Саша, как положено успокаивать человека, когда он плачет. — У нас тут тоже неплохо.
— Э, — забеспокоилась банка. — Ты ведь забыл спросить о помощи!
— Да, действительно, — согласился Сашка. — Может, я смогу чем-нибудь помочь?
— Спасибо! — обрадовалась банка, и слово «спасибо» даже засветилось на ее блестящей поверхности. — Ты не смог бы дать нам немного металла?
— И все? — удивился Сашка. — Только из-за этого вы тут торчите?

Георгий Георгиевич Почепцов «Сказки»

Георгий Георгиевич Почепцов "Сказки"

Миша что есть силы запустил башмаком в филина.
Раздался железный треск — филин упал на пол. И распался, превратившись в обычные часы. По ковру закружились десятки колесиков и пружинок.
— Что я наделал?! — спохватился Миша.
Он сел на пол и стал пристраивать колесики друг к дружке. Пружинки выскальзывали из рук, как живые. Колесики не сцеплялись. Даже студент не мог ничем помочь.
Они заползали по полу, пытаясь собрать в кучу все запчасти.
Увлекшись поисками, не заметили, как над ними выросла фигура человека. Их носы одновременно натолкнулись на стоявшие посреди комнаты ботинки.
Напуганные, они поднимали свои глаза все выше и выше, пока не увидели голову Мажордома.
Он сурово на них посмотрел с высоты своего роста и зашагал дальше.
А Миша и студент уселись просто на пол среди все еще крутящихся по всей комнате колесиков.

Андрей Нуйкин «Посвящение в рыцари»

Андрей Нуйкин "Посвящение в рыцари"

Задира придирчиво исследовал перышки.
— А не из чучела надергала?
— Из чучела?! Ах, ты… Ну-ка, встань к сараю с консервной банкой на макушке. С трех раз не попаду — рупь на мороженое из пенсии выкладываю. Собью — три дня цыплят пасти будешь.
— Ладно, ладно, бабуля, — пошел на попятный Задира. — Нам сейчас в цирк играть некогда. В поход надо отправляться. Введи-ка ее, Леха, в ситуацию.
Я ввел.
— Как? Живое дитё в клетку сажать? Живое дитё за деньги представлять? Да мы такого нелюдя… Живо, Вадюша, увязывай боеприпас и продукты. А я тоже кое-чего соберу на дорогу. Мы его мигом в сознательность приведем.
— Погоди, погоди, бабуля, — замялся Задира. — Мы… это… пока… одни сходим… Без тебя… Да и сама посуди: женское ли это занятие — война?.. Ты уж покухарничай тут, пожалуйста, цыплят постереги, огурцы пополивай, а я мигом слетаю с Алексеем, поучу уму-разуму кого надо и обратно, по примеряй женские шляпы.
Сникла сразу бабушка — расстроилась.
— Мне же тоже хочется, — говорит. — И глаз у меня в стрельбе верный… А про войну… Защищать, когда маленьких обижают, — это самое женское дело и есть. Что огурцы посохнут — бог с ними; цыплят, правда, жалко. Поклюет их коршун.
— Вот видишь, бабуля, — обрадовался Задира. — Да ты не сомневайся, мы и без тебя управимся. Чья у меня выучка-то боевая? Бабулина. Только ты веди себя тут хорошо. Вернусь — соседей расспрошу, как ты тут и что.
— Да ладно уж, — обиделась старушка, — не до баловства мне в мои-то годы. Ишь чего надумал — бабушку учить. Бабушка сама кого хочешь чему хочешь обучит.

«Ухо, дыня, сто двадцать пять!»

"Ухо, дыня, сто двадцать пять!"

– Так вы говорите, пан администратор, что это была жёлтая такса? С розовым бантом?
– Именно так. Из-за неё тут был большой скандал. Приезжала пожарная охрана и милиция. Шуму было немало. А теперь бегите, тут нельзя стоять в проходе. Видите, приехали иностранные гости.
– Извините, ещё одно только слово, – умоляюще проговорила Юля, с трудом удерживая рвущуюся в гостиницу Гапу. – Скажите нам только…
– Скажите нам только, – подхватил следом за ней Петрек, – что было дальше с этой таксой.
– Уехала вместе со своим хозяином, – нетерпеливо ответил администратор, – а теперь исчезайте!
Он отвернулся и быстро пошёл к машине, из которой вылезли какие-то люди, где была выполнена коррекция пробега.
– Что же делать? – беспомощно произнёс Петрек. – Слышали? Со своим хозяином. Может, это был Продавец Шаров?
– А ты всё о своём Продавце! – рассердился Вальдек. Войтек поддержал его:
– Я вообще ничего не понимаю. Кого мы ищем, Космалю или какую-то жёлтую таксу? У меня уже всё в голове перепуталось!
– Это всё из-за Гапы, – откликнулся Вальдек. – Вместо того, чтобы искать Яцека, она вела нас по следу неизвестного пса!
– Только не кричи на Гапу, – возмутилась Юлька и хотела ещё что-то добавить, но Петрек прервал её:
– Погодите, сейчас не время ссориться. Давайте подумаем спокойно. Сейчас, сейчас! Минутку.
Он повернулся и снова подошёл к администратору.

Владислав Крапивин «Стража Лопухастых островов»

Владислав Крапивин "Стража Лопухастых островов"

Краеведческий музей города Малые Репейники располагается в длинном здании девятнадцатого века. В давние времена его построили для госпиталя ветеранов Русско-турецкой войны. Дом одноэтажный, но высокий. Он изгибается плавной дугой. Посредине – широкий вход со ступенями и колоннами. Над входом белеет башенка с курантами – похожими на те, что на городской управе.
Перед домом зеленеет широкий двор, его отделяет от улицы садовая решетка, отлитая много лет назад все на том же заводе «бр. Алексhевыхъ». Посреди двора – круглый бассейн фонтана с двухметровым каменным постаментом в центре. К сожалению, фонтан уже много лет не работает, и никаких скульптур на постаменте нет.
Ига и Степка пришли сюда утром, чтобы заказать цветы на. Пахло цветущей по краям двора сиренью, пахло яблонями (хотя и не так сильно). А еще пахло свежей тополиной листвой от двух могучих деревьев перед решеткой и теплым дождиком, который недавно пробежался по асфальту и ничуть не испортил погоду.
Неподалеку от бассейна рыхлили клумбу директор Яков Лазаревич и его пожилая помощница Моника Евдокимовна. Оба распрямились и заулыбались навстречу посетителям.
Однако, узнав о причине визита, Яков Лазаревич перестал улыбаться.

Наталия Владимировна Гуревич «То, чего не бывает»

Наталия Владимировна Гуревич "То, чего не бывает"

Минька Пожарский в полном одиночестве сидел на мягкой травке под яблонями. Перед ним стояла роскошная заводная карусель, сегодняшнее приобретение. Минька смотрел на нее и думал печальные мысли. Поводов обижаться на жизнь у него было много. По меньшей мере, два. Если не считать того, что карусель ни в какую не хотела заводиться.
Это, конечно, было пустяком по сравнению с трагедией, случившейся в начале лета. Впервые за всю сознательную жизнь Минька был разлучен с компьютером. И вот он уже второй месяц сидит в глухой деревне, не зная, что новенького произошло в области игровых технологий.
Когда мама сообщила, что решила на все лето отправить его к бабушке, он не поверил. Он спросил, не шутит ли она.
— Нет, не шучу, — ответила мама. — Ты посмотри на себя! Доходяга. Глиста в скафандре.
Минька в самом деле был худой, а из-за шапки густых жестких волос его голова казалась непомерно большой.
— Поедешь в деревню оздоровляться, — подвела мама итог беседе.

Губарев В «Серебристые облака»

Губарев В "Серебристые облака"

Странно, ни сам Сергей Павлович, ни его друзья и соратники никогда не вспоминали о поисках этого метеорита. И хотя выдающийся ученый был великим мечтателем, часто рассказывал космонавтам о будущих полетах в космос, о новых кораблях и орбитальных станциях, тем не менее легендами о пришельцах из иных миров не увлекался. Значит, «вертолетной экспедиции» не было?
Наверное, так следовало бы отвечать, если бы… такой экспедиции действительно не было. Но зимой 1960 года она всетаки состоялась.
Королев был мрачен и зол. Вторые сутки пошли после пуска ракеты, а о судьбе контейнера ничего не было известно. Еще несколько минут назад, когда телеметристы пытались доказывать ему, что, к сожалению, «информации мало и она противоречива», он ткнул пальцем в телеграмму и прочитал: «Полет ракеты стал неуправляемым. В связи с этим контейнер с опытным животным упал где-то за Енисеем».
— Скажите спасибо, что народ верит нам, — сказал Королев, — понимает: трудное у нас дело. Но если и дальше так работать, как будем в глаза людям смотреть? А?.. Идите.
Телеметристы молча столпились у двери. Начальник отдела хотел задержаться, что-то сказать, но, заметив, что Эс-Пэ не смотрит на них, а занялся бумагами, решил зайти в другой раз, когда у Главного настроение улучшится.