Яков Николаевич Нерсесов «Великий Тамерлан. «Сотрясатель Вселенной»»

Яков Николаевич Нерсесов "Великий Тамерлан.  «Сотрясатель Вселенной»"

Весьма характерно, что все портреты великого завоевателя, дошедшие до нас, написаны уже после его смерти. С них на нас испытующим взором сурово смотрит человек в остроконечном колпаке с широкими войлочными или меховыми полями. Лицо его продолговато, с немного выступающими скулами. Брови густые. Жесткие усы свисают по обе стороны рта, на подбородке видна небольшая бородка. Выражение морщинистого лица аскетично-печальное. Словесные описания дают немного; в частности знаменитый Ибн-Арабшах писал: «Он был высок и крепок. У него была крупная голова, высокий лоб, кожа его была белой и тонкой… его плечи были широки, ноги длинны, руки сильны. Он был увечен на правые ногу и руку. Он носил длинную бороду. Блеск его взгляда был трудно переносим, его голос был высок и силен».

… Между прочим  , судя по летописям, Тамерлан отличался исключительной выносливостью, спокойно перенося голод и холод, жажду и жару, усталость и бессонные ночи. В то же время болел он редко, но настолько тяжело, что порой всем казалось: Тамерлан при смерти! Примечательно, что чем старее он становился, тем больше возрастала сопротивляемость его организма. Превзойти других можно, лишь превзойдя себя, полагал он. Казалось, он собирался жить вечно.

Борис Тененбаум «Великий Наполеон. «Моя любовница – власть»»

Борис Тененбаум "Великий Наполеон. «Моя любовница – власть»"

Брак Летиции Рамолино, заключенный ею в 1764 году, особых разговоров не вызвал. Правда, невесте было всего 14 лет, но по тем временам в этом не было ничего необычного. К тому же и замуж она выходила не за какого-нибудь пожилого вдовца, а за пригожего 18-летнего юношу, Карло Буонапарте, дворянина с родословной, уходившей в XIII век. У него не было ни копейки, но семья Летиции особых возражений по этому поводу не высказывала – на Корсике богачей, в общем, не водилось, к тому же у молодого человека были перспективы на неплохое по корсиканским понятиям наследство: его дядя, Лючиано, был священником, детей, следовательно, у него не было, и он обещал те средства, которыми он располагал, оставить своему племяннику.
Так что брак состоялся, и вскоре у молодой четы пошли дети: Джузеппе, родившийся в 1767-м, Наполеоне, родившийся в 1769-м, Лючиано, родившийся в 1775-м, и Анна-Мария-Элиза, родившаяся в 1777-м.
Семья росла и требовала средств на ее содержание, а Карло Буонапарте особых успехов на пути к процветанию не достиг. Он был славный, добрый человек, и тот факт, что он как-никак окончил юридическую школу в Пизе, позволил ему получить в Аяччо официальный пост «королевского асессора». Но тех 900 франков в год, которые составляли его служебный оклад, было явно недостаточно. Хорошо хоть, что у семьи был в Аяччо свой дом, построенный на четырех уровнях, один из которых сдавался – это помогало сводить концы с концами.

Владимир Поцелуев «Великий Ленин. «Вечно живой»»

Владимир Поцелуев "Великий Ленин.  «Вечно живой»"

Вот уже 100 лет водит народы России дух великого революционера-интернационалиста Владимира Ильича Ульянова, физическую оболочку тела которого можно еще лицезреть в Мавзолее на Красной площади столицы. «Ленин» – это не только алая надпись на черном граните, но и имя, с которым не одно поколение огромной страны трудилось, боролось и умирало. Монументы вождю стоят на центральных местах тысяч городов и селений, а его идеи, оформленные в учение марксизма-ленинизма, пытаются приспособить и в настоящее время.
Без сомнения, теория, созданная Ульяновым-Лениным, весьма привлекательна, ибо содержит в себе наиболее желанные мечты человечества. Однако реальные пути и практические методы их достижения противоречили главному – человеческому благосостоянию и даже самой человеческой жизни. Жизненная практика ленинской теории социалистического строительства оказалась несостоятельной, но оставшиеся ее апологеты пытаются отстоять «чистоту» ленинизма, уверяя, что его не так понимали и извращали. А разве можно было исказить ленинское теоретическое наследие, выходившее многомиллионными тиражами, пятью «полными» собраниями сочинений и дублирующими 55 томов ленинских произведений отдельными изданиями.
Ленинизм стал государственной идеологией, особой формой сознания, ментальности, мировоззрения, верой в будущее, ради которых человеческое «я» превращалось в абстрактное «мы». Индивидуальный разум превращался во всеобщее послушание вождю, которого уже и не существовало, но его идеи интерпретировались в угоду властолюбивым лжепророкам.

Николай Власов «Великий Бисмарк. «Железом и кровью»»

Николай Власов "Великий Бисмарк. «Железом и кровью»"

Жизнеописания выдающихся людей принято начинать с подробного изложения их родословной. Эта традиция, столь же древняя, как сам биографический жанр, полезна как минимум в двух отношениях. Во-первых, знакомство с предками главного героя позволяет понять, какое место его семья занимала в обществе, с каких исходных позиций ему пришлось начинать свою карьеру. Во-вторых, без пристального внимания к родственникам, в общении с которыми прошли детство и юность главного героя – в первую очередь речь идет, конечно же, о родителях, – невозможно проследить формирование его личности и мировоззрения.
Однако, прежде чем уделить внимание семейной истории рода Бисмарков, необходимо сказать хотя бы несколько слов о государстве и обществе, в котором 1 апреля 1815 года появился на свет будущий канцлер Германской империи.
Германия к тому моменту на протяжении уже многих столетий представляла собой конгломерат малых и средних государств, правители которых обладали практически полным суверенитетом. Формально до 1806 года на карте существовала Священная Римская империя германской нации, достаточно аморфная конструкция, во главе которой стоял избираемый курфюрстами – коллегией германских монархов – император, лишенный практически всякой реальной власти. Традиционно этот титул доставался представителям правившего в Вене рода Габсбургов.

Борис Тененбаум «Великие Борджиа. Гении зла»

Борис Тененбаум "Великие Борджиа. Гении зла"

Эмират Валенсия окончил свое существование в 1238 году. Собственно, исламские княжества в Испании к этому времени именовали не эмират, а тайфа, так что говорить надо бы о конце некоего государственного образования под названием «тайфа Валенсия» – но дело тут не в названии, а в том, что правление последнего – исламское правление – тут окончилось навсегда. Эмират Валенсия в той или иной форме существовал на протяжении 228 лет, с 1010 года.
За это время тут сменилось 10 династий, иногда совершенно эфемерных, длившихся буквально пару лет, как было с правлением Абу Ахмада Джаффара (1092–1094), и княжество то присягало кому-то в качестве вассала, то было независимым. В числе сюзеренов значились то королевство Кастилия, то Аль-Моравиды, а одна из династий Валенсии была даже христианской.
Великий воин Сид Кампеадор завоевал Валенсию для себя и правил в ней, и его сменила его супруга, прекрасная донья Химена, но Валенсия была отбита Аль-Моравидами обратно и оставалась исламской в течение долгих 125 лет.
В 1238 году всему этому пришел конец.
Хайме Первый, юный и доблестный король Арагона, захватил Валенсию и установил в ней свое правление, а доставшиеся ему сокровища и земельные владения, как и полагалось по закону и по обычаю, разделил со своими баронами.

Наталья Павловна Павлищева «Роксолана-Хуррем и ее «Великолепный век». Тайны гарема и Стамбульского двора»

Наталья Павловна Павлищева  "Роксолана-Хуррем  и ее «Великолепный век».  Тайны гарема и Стамбульского двора"

Имя жены султана Сулеймана Великолепного Роксоланы окутано тайнами и овеяно легендами, причем вовсе не воспевающими ее, а больше похожими на дешевые базарные сплетни. Не повезло султанше, даже в роскошном сериале «Великолепный век», заставляющем который сезон приникать к телевизорам любительниц красивых страданий, ее превратили в злобную фурию, каким-то колдовством завоевавшую (да что там, захватившую!) сердце Великолепного Сулеймана. И непонятно, кого больше жаль – страдальца султана или оболганную Роксолану-Хуррем.
Она далеко не одинока; наверное, любая женщина у власти, которая хоть чего-то стоила, обязательно была облита грязью (о правителях-мужчинах не говорю, у нас женский вопрос).

Кем у нас числится Клеопатра? Роковой красавицей, требовавшей за ночь с собой расплачиваться жизнью (и ведь находились столь жадные до царских ласк, что платили! Жизней у них, как у кошек, по девять, что ли?). Велика же должна быть гора трупов под царскими окнами! Куда она трупы девала: сушила, на солнышке вялила, сжигала, бальзамировала?
Глупость? Но чем лучше басни о сотнях любовников-гвардейцев Екатерины Великой?
А огромные бутыли с ядом у Екатерины Медичи? Если поверить во все отравления, которые ей приписывают, то цианид надо было держать в ведрах. Или в мешках из-под картошки.
Или сумасшедшая любвеобильность королевы Елизаветы I, тайно рожавшей младенцев и подбрасывавшей их подданным?
Все они просто ведьмы на троне, не иначе.

Василий Горъ «Щит»

Василий Горъ "Щит"

Унизанные перстнями и от этого кажущиеся толстыми пальцы скользнули вниз по бедру подавальщицы, на мгновение замерли на колене и устремились вниз, к стопе. Вернее, к видавшему виды постолу, явно не один год впитывающему в себя все то, что когда-либо разливалось на пол «Хромого мерина».
Растан, до этого лениво потягивавший медовуху и поглядывавший на соседей по залу, мысленно поморщился: будь он на месте белого, пощупал бы ее грудь. Или, на худой конец, задницу. Благо объемы и того и другого заслуживали уважения.
Роза, почувствовав столь непривычное прикосновение, тоже напряглась: перестав хихикать, она встревоженно уставилась на клиента, пытаясь понять, каких еще странностей можно от него ждать.
Дворянин не обратил на ее реакцию никакого внимания — дотянувшись до края подола, он неторопливо вздернул его вверх, обнажил молочно-белую голень и провел по ней тыльной стороной ладони. Снизу вверх. От щиколотки к колену. А потом презрительно выпятил нижнюю губу и стряхнул девку со своего бедра:
— Фу-у-у… Волосата, как не знаю кто! Хозяи-и-ин!!!
— Да, ваш-мл-сть? — донеслось из-за стойки.
— Подь сюда, живо!!!
— Уже бегу, ваш-мл-сть!!! — радостно вскричал Осип по прозвищу Пуп, вылетел в зал, поскользнулся и, взмахнув коротенькими и заплывшими жиром ручонками, рухнул на заплеванный пол.
Гримаса вселенской скуки, не покидавшая лица белого весь этот бесконечно долгий вечер, мгновенно куда-то испарилась: он откинулся на стену и оглушительно захохотал:
— Уа-ха-ха!!! Обух, ты видел, он взмахивал руками, как подраненная утка!!!

Василий Горъ «Изгнанники»

Василий Горъ "Изгнанники"

«Берго» Лативы висел прямо у лифта. В полутора метрах от прозрачных пластиковых дверей. И судорожно моргал посадочными огнями. Обойдя флаер по кругу, Мозли заглянул в открытую нараспашку дверь машины и, уткнувшись взглядом в огромный пакет с женским бельем, удивленно приподнял бровь. За последние шесть часов на его комм не приходило ни одного сигнала от СТК их жилого блока, а значит, у его супруги не было необходимости пользоваться услугами общественной прачечной. Как минимум сегодня: увы, последние полгода те или иные поломки происходили с завидной регулярностью. И, как правило, не реже, чем раз в десять дней. Впрочем, с большинством из них удавалось справляться своими силами, не выбрасывая бешеные деньги на оплату «услуг» криворуких специалистов из сервисных служб их квартала, способных менять полетевшее оборудование исключительно целиком.
Логика в таком подходе к выполнению своих обязанностей, безусловно, присутствовала: бонусы, получаемые этими самыми «специалистами» от фирм, пытающихся реализовать очередные шедевры своей технической мысли, намного превышали их основной заработок. Поэтому собственно ремонтом они не задурялись, даже если причиной отказа техники оказывалась примитивная хакерская атака детей, только начинающих постигать первые премудрости программирования.
«Релаксационный блок надо менять целиком, – мысленно передразнил одного из таких деятелей Крю. – Судя по показаниям вашего СТК, у него полетел процессор, оперативная память и шина подключения к Галанету».
– Подвинься!

Василий Горъ «Клинок его Величества»

Василий Горъ "Клинок его Величества"

…До двери в таверну — три ступеньки. Всего три. Или шесть шагов вниз по мокрым и прогибающимся под весом тела трухлявым доскам. Вроде бы немного. Но перед тем как сделать первый шаг, я закрываю глаза, закусываю губу и изо всех сил вцепляюсь трясущимися пальцами в плечо стоящего передо мной громилы. Переношу вес на правую ногу, слегка приседаю, нашариваю подошвой левого постола вторую ступеньку, и… еле удерживаю равновесие: камешек, вшитый точно под правую пятку, врезается в стопу. Шиплю, как готовящаяся ужалить веретенка, приподнимаюсь на носок, подтягиваю к себе правую ногу… и клюю головой…
…Мда… Тот, кто придумал такой способ поддержания образа — изувер: кожаный ремень, соединяющий обвязку на правом бедре с тоненьким, но от этого не менее жестким ошейником, не только не дает выпрямить спину, но и придает походке весьма своеобразное «очарование». Впрочем, для легенды, придуманной графом Орассаром, такая походка подходит как нельзя лучше: старая, седая, давно отжившая свой век попрошайка должна ковылять. А не «плыть» с идеально ровной спиной и гордо поднятой головой…
…Переношу вес тела на левую ногу, приседаю, ойкаю от боли в пятке и снова «кланяюсь». А потом злобно смотрю в спину идущего на шаг впереди Пайка. Ноел — скотина! Да, по легенде, он — всего лишь мой «хозяин». Человек, который выводит меня на «место», договаривается с городской стражей и глазами Серого клана. А так же забирает выручку и охраняет от посягательств вездесущей детворы. Он не обязан мне помогать. Но эти шесть ступеней вниз…
…— Шевели костями, плесень! — дикий рев, раздавшийся прямо над ухом, ловит меня на пятом шаге. И я, не удержавшись на носке, падаю на колени. Прямо в черную, как небо над головой, и вонючую, как коридоры Кошмара, лужу.
— В сторону, мясо!!! Ну?!

Василий Горъ «КАМЕННЫЙ КЛИНОК»

Василий Горъ "КАМЕННЫЙ КЛИНОК"

Кошак ушел в сторону, и его соперник, очередной раз «провалившийся» в атаке, вскинул руки к голове. Но было уже поздно — «накладка» Леньки Кошкина, мелькнув в воздухе, неплохим «хайто учи» отправила не успевшего закончить прыжок мальчишку на пол.
— Добивай!!! — в многоголосом крике сидящих вокруг ребят уже не было и тени той неуверенности, с которой они два часа назад выходили из раздевалки.
— Ямэ! — команда судьи заставила Кошака замереть перед распростертым у его ног телом противника и остановить летящий вниз кулак.
— Иппон!!!
— Ессс! — Олеся Коваленко, подпрыгнув на месте, влюбленными глазами посмотрела на него: — Геннадий Михалыч! Все? Кошак в полуфинале?
— А ты как думаешь? — Соловей, улыбнувшись, оглядел свое воодушевленное победами воинство и потрепал по голове Мишку Мальцева, расстроенного недавним проигрышем.
— Минута четыре секунды! Пока что это наш командный рекорд… — с легкой завистью в голосе пробормотал Костя Егоров. — Хотя этот попрыгунчик был не особенно хорош…
— Хочешь, попрошу их тренера остаться после соревнований, и дать тебе возможность поработать с этим, как ты его назвал, попрыгунчиком? — усмехнулся Соломин.
— Да он килограммов на десять тяжелее, чем я! И старше! — пошел на попятную Егоров. И тут же покраснел — презрительные гримасы, мгновенно появившиеся на лицах девчонок, говорили сами за себя.
— А на улице ты тоже будешь искать противника в своей весовой категории? — явно цитируя Соломина, ехидно поинтересовалась Ленка Инина. — Или начнешь ему объяснять, что так нечестно?

Василий Гозалишвили «Особое задание»

Василий Гозалишвили "Особое задание"

— Уважаемые пассажиры! Наш самолет совершил посадку в аэропорту «Шереметьево» города Москвы! К сожалению, по техническим причинам трап будет подан в течение часа. Приносим свои извинения и просим всех сохранять спокойствие! — ворвался в мой сон голос командира корабля. Я приоткрыл глаза, потянулся и выглянул в иллюминатор. Серая бетонка, далекое здание терминала и привычная суета аэродрома, пусть и в загадочной стране под названием Россия, не вызвали в моей душе никакого отклика. Просто еще одно, пусть и особое, задание… С оплатой по тройному тарифу… Однако уже со второй минуты ожидания трапа мне стало немного не по себе: вопреки обещаниям командира корабля по летному полю явно к нашему самолету на бешеной скорости несся трап, сильно кренясь на поворотах. На нем стояло два джентльмена, размахивающих руками и, судя по углу открывания рта, что-то орущих. За трапом несся черный «Мерседес» последней модели с тонированными стеклами и то и дело моргал фарами.
— Началось! — подумал я и на всякий случай проверил, под рукой ли документы — к преемнику русского КГБ я по привычке относился с большим почтением, если не сказать, со страхом…
Водитель трапа с визгом затормозил у самолета и мы почувствовали глухой удар по корпусу, а затем стук в дверь и вопль, донесшийся до нас даже сквозь звукоизоляцию салона:
— Эй, вы что там, в натуре, заснули? Открывайте!
Стюардесса испуганно улыбнулась пассажирам первого класса и, путаясь в ногах, побежала к двери. Раздался скрип открываемой двери, потом грохот падающего тела, и в салон ворвался один из двух «наездников», по комплекции раза в полтора больше Арнольда Шварценеггера в его лучшие годы:
— Хелло! Кто тут есть Джонни Стоун? — заорал он, тщательно коверкая русский язык английским в его понимании акцентом.

Конторович Александр Сергеевич «Пепел на зеленой траве»

Конторович Александр Сергеевич  "Пепел на зеленой траве"

Прихрамывающий на заднюю левую лапу пес осторожно пробирался между дымящихся развалин дома. Тянуло какими-то странными запахами, среди которых он безуспешно пытался отыскать привычные для его носа запахи хозяев. Но их не было…
Остро щипали чуткий нос испарения от брошенных поблизости пустых огнетушителей. Кололи подушечки лап осколки стекол — но пес не уходил с пепелища.
Ведь где-то здесь должны быть люди — его люди.
Те, кто кормил пса и играл с ним.
Те, кого он был готов защищать от всевозможных опасностей и угроз.
И защищал — в меру своих сил.
А вот от этой опасности — не защитил. Даже и предупредить вовремя не сумел.
Когда что-то черное и страшное начало падать с невообразимой высоты, он всполошился. Всем своим нутром почувствовал невнятную (и оттого — вдвойне страшную) опасность, исходящую от этого пришельца.
Пес залаял, выбежал во двор и призывно обернулся, приглашая своих людей последовать за ним.
Странно, но они этого не сделали!
Словно бы и не почувствовали ничего…
Он ещё дважды возвращался в дом, пытаясь убедить их выйти вслед за собой.
Они не поняли!

Сергей Александрович Ким «Стрелок «Чёрной Скалы»»

Сергей Александрович Ким "Стрелок «Чёрной Скалы»"

— Понедельник — день тяжёлый, — изрёк Майкл, прикладывая ко лбу жестяную банку холодного пива. — И он вообще-то только завтра. Парни, какого чёрта нас всех дёрнули в выходной?
— Пожалуйся в профсоюз, — флегматично произнёс Нильс, разгадывая кроссворд в газете.
— Шутник какой. Я прямо закатываюсь от смеха.
— Если нас собрали здесь, то дело определённо серьёзное, — заметил я, обмахиваясь журналом. — Вы же знаете Локхарта — по пустякам он никого дёргать не будет.
— Тиран он, — пожаловался Майкл. — Знали бы вы, какую красотку я вчера подцепил… И вместо того, чтобы веселиться с ней, торчу в вашей мерзкой компании. Твари.
— Вонючие, — подсказал я.
— Вонючие!
— А, может быть, Командор вообще тебя спас, пока ты ничего не подцепил от подцепленной красотки?
— Не парьте мне мозг, сволочи.
Жара сегодня действительно выдалась та ещё, и мозги парила только так. А старый вентилятор под потолком нашего «зала собраний», также прозываемого Овальным кабинетом за особенности конструкции, не особо спасал от властвующей над летним Техасом духоты. И на нормальный кондиционер у нас, конечно, как всегда нет денег…
Хотя, насчёт денег-то у нас обычно всё нормально… У нас мозгов не хватает. Вот куда можно спустить плату за очередной контракт? На выпивку и девок, однозначно. А вот скинуться и купить в штаб-квартиру кондиционер нам, похоже, религия не позволяет… Но не буду же я только за свой счёт эту штуку покупать, верно? Я же не Рокфеллер и не мать Тереза, чтобы так безнаказанно добро творить… И так на всём экономлю. И если на девках особо экономить не получается (столько на них потратишь и столько всего подаришь, что потом даже расставаться жадность берёт…), то вот на выпивке это можно было делать сколько угодно.

Михаил Поляков «Нам бы день продержаться…»

Михаил Поляков "Нам бы день продержаться…"

Долбануло, шарахнуло, врезало, звездануло, залепило, жахнуло, трахнуло… и приложило так, что, падло, система легла. Это ж надо какую бомбень на нас кинуть?! Чтоб столбы системные , прокреозоченные, и по десять сантиметров минимум в диаметре толщиной – как спички, сложились в сторону границы, у своего основания. Некоторые, правда, выстояли, где горки прикрыли. Ядерный сюр у нас теперь на левом. Правый фланг почти не пострадал. И стоит система волнами: с левого при переходе на правый. Где-то в районе участка 13–14 . Какой мудак, без нашего одобрения, по этой забитой «Рухнамой» Туркмении и бомбу запустил? Хочется знать – кого надо обложить за то, что происходит. Мало нам забот, тут еще и война ядерная. Чтоб вам там, в Москве… начинаю думать я и останавливаюсь. Их-то, наверно, самых первых и накрыло. Если уж на туркменов не пожалели бое-припаса, то по столице небось в первую очередь влепили. А го-лова как болит! Говорят, что мат – российская многовековая разработка, антистрессовое средство – все в одном. Не матерились на ОППЗ только наши лошади и собаки. И то только потому, что их там не было. Выбираемся из окопов и блиндажа опорного пункта, стряхивая с себя и оружия пыль, песок, камешки, щепки и уплотнитель старого наката. Над горами, опорным и прилегающей местностью, территорией заставы, стоит и клубится пыль. Облаками. Большими и малыми. И лежит на земле все, что не устояло.
Конюшня не устояла. Сложилась, как складной домик. Но не вся. Где-то на половину длины. Привалила она старыми бревнами и стропилами многих наших ахалтекинцев. Пришлось мне самому их добивать, когда мы разобрали завал.

Вадим Львов «Сталь и пепел. На острие меча»

Вадим Львов "Сталь и пепел. На острие меча"

Луису показалось, что пока он спал, к нему неслышно подобрался какой — то бугай и бесцеремонно, пинком под зад, сбросил его с кровати на пол. После мягкого водяного матраса, бетонный пол номера в отеле «Аль-Рашид»,мгновенно его разбудил. Следом за вспышкой боли по всему телу от такого жесткого и неожиданного приземления, раздался оглушительный рев и звон разбитого стекла. Уже открыв глаза, Луис откатился вглубь номера, спасаясь от летящих осколков стекла. Снова взрыв и сквозь грохот на улице, Розетти отчетливо услышал вой сирен воздушной тревоги и беспорядочную стрельбу. Еще раз перекатившись, на сей раз к креслу, где валялась одежда, Луис споро вытащил из заплечной кобуры «Баретту». Ствол пистолета он направил в сторону взрывов лихорадочно пытаясь сообразить, что происходит вокруг и натягивая льняные штаны левой рукой. Штанины как назло, путались. Едва справившись со штанами, аккуратно ступая по битому стеклу Розетти подобрался к окну и выглянул наружу. То, что он увидел — ему совсем не понравилось.
Над дворцом Национальной ассамблеи и всем районом Аль-Карх поднимались столбы густого, черного дыма. Над отелем, с ревом пронеслась пара боевых самолетов, делая очередной заход для нанесения удара.
— Розетти, Розетти, дверь открой!!? Ты там вообще живой?
В дверь номера стали ломится с внешней стороны. Как человек, проведший последние нескольких лет в качестве полевого агента ЦРУ на передовой тайной войны- Луис всегда подпирал закрытые двери, стулом. Так спать безопаснее. Хоть Багдад, точнее его центр — это не Кабул и не Карачи, но ожидать пулю в брюхо можно даже в хорошо охраняемом отеле.
— Мистер Бест, это вы? Спросил Розетти, направив пистолет на дверь
— Нет, Луис, я- Санта, мать твою, Клаус…Открывай быстрей…