Наталья Андреева «Выдержка»

— А где труп? — спросил я.
— Как — где? В морге! — ответила милая девушка.
— В… каком?
— То есть?
— Морг в нашем огромном городе и его окрестностях не один, — терпеливо пояснил я. — Хотелось бы узнать адрес.
— А вы ему, простите, кто? — Она посмотрела на меня с интересом.
Я машинально отметил: хорошенькая.
— Никто.
— Тогда зачем вам знать?
— Мы вместе работали. Родственники не объявились, так что организацией похорон придется заняться нам. Сотрудникам редакции, — добавил я в ответ на ее удивленный взгляд.
— А-а… — протянула она. — Так бы сразу и сказали! — И назвала адрес.
Вот и все. Но в моем сердце еще теплилась надежда, с которой я и приехал в психиатрическую лечебницу, расположенную на самой окраине лесопарка. Говорят, здесь спокойно. Пациентов, из тех, кто на непринудительном лечении, порою выпускают погулять по лесу. В котором потом находят трупы… Что за чушь лезет в голову! Я-то знаю, что этот человек не был сумасшедшим! Он был абсолютно нормален. И я развел руками:
— Не понимаю, что случилось? Почему он попал к вам?
— Белая горячка, — охотно объяснила хорошенькая. Я тоже из себя ничего. Поэтому мы быстро нашли общий язык. — В народе говорят, «белочка». Что ж тут удивительного?
— Да он вроде бы не пил, — с сомнением сказал я.
— Совсем? — прищурилась хорошенькая.
— То есть завязал.
— Ну, значит, развязал! А это еще хуже. Уж вы мне поверьте! Когда завязавшие алкаши вдруг срываются, их уже ничем не остановишь!
Я все еще сомневался. Хотя и на работе поговаривали: ушел в запой. Исчез на две недели. И вот вам результат: белая горячка, психиатрическая лечебница, скоропостижная смерть. Если бы я не знал предысторию, то поверил бы, как и все. Но дело в том, что я-то ее знал! За этим человеком охотились. Вернее, за снимками, которые он сделал. Этот человек — профессиональный фотограф. Работал в гламурном глянцевом журнале, параллельно занимался халтурой. А я был его напарником. Что это за снимки и почему они вызвали такой интерес у сильных мира сего, я не знал, но очень хотел бы узнать. Как и все, я мечтал прославиться. А это было бы громкое дело. Представьте себе: миллионный тираж, моя фотография крупным планом, и надпись огромными буквами: «СЕНСАЦИЯ!» Поэтому я принялся обольщать хорошенькую:
— Скажите, а он ничего не просил мне передать?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *